Очерки по истории религии и атеизма. Арсен Аветисьянович Аветисьян

Очерки по истории религии и атеизма. Арсен Аветисьянович Аветисьян.

Предисловие.

Настоящая работа посвящена атеистической мысли древности. Вопросы истории религии в ней затрагиваются лишь в той мере, в какой это необходимо для понимания сущности атеистической критики религиозных воззрений тех или иных стран. В нашей книге сделана попытка показать зарождение и развитие атеистической мысли, борьбу ее против религиозного мракобесия, а также изложить взгляды материалистов прошлого на происхождение и роль религии в обществе. Работа представляет собой краткие очерки по истории атеизма древности и не претендует на полное и исчерпывающее освещение все;: вопросов. В «Очерках» в значительной мере использованы материалы лекций по истории философии, прочитанных автором на философском факультете Киевского университета им. Т. Г. Шевченко в 1952–1957 гг.

Изучение истории атеистической мысли древнего мира связано с большими трудностями, поскольку материалистические и атеистические учения уже тогда подвергались преследованиям и гонениям, а труды великих атеистов к материалистов уничтожались. Этим объясняется тот факт, что из обширной материалистической и атеистической литературы древних до нас дошли лишь отдельные фрагменты или свидетельства, причем зачастую это свидетельства идейных противников материализма — идеалистов и теологов, сознательно извращавших подлинные воззрения древних атеистов. История философии, как указывал Ленин, была и остается ареной борьбы идеализма и материализма, науки и религии. «Могла ли устареть, — писал он, — за две тысячи лет развития философии борьба идеализма и материализма? Тенденций или линий Платона и Демокрита в философии? Борьба религии и науки? Отрицания объективной истины и признания ее? Борьба сторонников сверхчувственного знания с противниками его?»[1]

В современной буржуазной социологической литературе вновь поднимается на щит утверждение Гегеля о том, что философская мысль не могла возникнуть на Востоке в силу преобладания там религиозного миропонимания. Так, профессор факультета литературы и философии Римского университета Уго Редано, в прошлом сотрудник журнала «Защита расы» и автор трудов, получивших премии Муссолини и Гитлера, заявил с кафедры, что «у индейцев нет своей моральной и политической физиономии», что «китайцы бедны мыслью и действием, и непонятно, как они могли изобрести бумагу», что «египтяне — это незаконнорожденный плод скрещивания между семитами и древними средиземноморцами» и т. п. Изучение атеистической мысли древнего Востока имеет не только историко-познавательное, но и политическое значение. Оно помогает разоблачению реакционной теории «европоцентризма», которая по сути представляет собой разновидность расистских теорий.

Религиозное мировоззрение всегда было враждебно науке и культуре. Религия и поныне остается тормозом, преградой в научном познании мира. Изречение Маркса «религияопиум для народа» В. И. Ленин назвал краеугольным камнем учения марксизма о религии. Религиозное мировоззрение по самому своему существу антинаучно. Оно проповедует рабскую покорность судьбе, оправдывает социальное неравенство и эксплуатацию трудящихся, отвлекает народ от борьбы за лучшую жизнь на земле, обещая счастье в потустороннем мире.

Критика религиозных воззрений, данная материалистами прошлого, не потеряла своей актуальности и теперь. Основоположники марксизма-ленинизма не раз отмечали большое значение трудов материалистов прошлого, посвященных критике религиозных воззрений. Основываясь на естественно-научных знаниях своего времени, материалисты древнего мира доказывали, что религиозные представления во все времена опирались на невежество масс и что причиной возникновения веры в богов является страх перед необъяснимыми явлениями природы. Критикуя апологетов религии, утверждавших, будто религиозные воззрения существовали вечно, древние материалисты доказывали, что религияявление историческое, что она появилась на определенном этапе развития человеческого общества. В этом отношении история атеистических учений прошлого представляет собой замечательные страницы в истории развития материалистической философии.

Однако именно в вопросе о происхождении религии наиболее ярко проявилась метафизическая ограниченность всего домарксовского материализма, не сумевшего вскрыть социальные корни религии. Как указывали классики марксизма-ленинизма, атеизм прошлого, в том числе и атеизм французских просветителей XVIII в., имел узкопросветительный характер. Он исходил из метафизических и рационалистических установок, что неизбежно приводило к идеалистическим выводам в объяснении происхождения религии. Какими бы ценными ни были догадки материалистов о причинах возникновения религиозных верований, атеисты домарксовского периода не могли вскрыть действительные социально-исторические корни религии. Только марксизм-ленинизм создал подлинно научное учение о религии, научно обосновав воинствующий пролетарский атеизм. Классики марксизма-ленинизма неоднократно подчеркивали теснейшую связь пролетарского атеизма с классовой борьбой и строительством коммунистического общества.

Научно-атеистическая пропаганда приобретает особое значение теперь, когда советское общество вступило в период развернутого строительства коммунизма. Советскому народу предстоит в это семилетие решить ряд экономических и научно-технических задач невиданного масштаба. Ясно, что в такое время идеологическая работа имеет исключительное значение. Н. С. Хрущов в докладе на XXI съезде КПСС подчеркнул, что в период развернутого строительства коммунистического общества главными задачами в области идеологии являются «усиление идейно-воспитательной работы партии, повышение коммунистической сознательности трудящихся и прежде всего подрастающего поколения, воспитание их в духе коммунистического отношения к труду, советского патриотизма и интернационализма, преодоление пережитков капитализма в сознании людей, борьба с буржуазной идеологией»[2]. Для решения этих грандиозных задач необходимо еще решительней повести наступление на пережитки капитализма в сознании людей, из которых наиболее живучими являются религиозные предрассудки. Не случайно постановление ЦК КПСС «О задачах партийной пропаганды в современных условиях» указывает на необходимость усиления антирелигиозной работы в массах. Автор надеется, что его очерки будут способствовать выполнению поставленных партией задач по научно-атеистической пропаганде.

Автор выражает благодарность младшему научному сотруднику Института философии АН УССР Ю. М. Охрименко за помощь в подборе иллюстративного материала.

Глава I. Религия и атеизм в Древнем Востоке

Древние восточные страны являются колыбелью мировой цивилизации. Первые зачатки научных знаний, зарождение философской мысли исторически связаны о культурой древнего Востока. Древние восточные народы создали не только такие памятники материальной культуры, как пирамиды и Меридово озеро в Египте, дворцы и храмы в Индии, Великую китайскую стену и Императорский канал в Китае, но и замечательные духовные ценности, которые послужили основой для античной культуры Греции и Рима, а также для средневековой культуры стран Востока.

Древневосточная цивилизация развивалась в эпоху разложения родово-общинного строя и возникновения классового рабовладельческого общества. Маркс указывал, что процесс развития общественных отношений у всех восточных племен протекал очень медленно[3]. Такая замедленность дала основание многим буржуазным исследователям говорить об исключительной застойности общественных отношений в древнем Востоке сравнительно со странами Западной Европы.

В противоположность буржуазным социологическим концепциям марксизм исходит из признания единства и объективной закономерности всемирно-исторического процесса, из признания того, что в основе этого процесса лежит развитие материального производства, которое приводит к смене одной общественно-экономической формации другой, а следовательно, к переходу от низших форм человеческого общества к высшим.

Ленин подчеркивал, что развитие всех человеческих обществ в течение тысячелетий как на Востоке, так и на Западе, «показывает нам общую закономерность, правильность, последовательность этого развития таким образом, что вначале мы имеем общество без классов — первоначальное патриархальное, первобытное общество, в котором не было аристократов; затемобщество, основанное на рабстве, общество рабовладельческое»[4]. Однако при этом марксизм не отрицает отдельных отклонений от общей линии развития. Известно, что некоторые народы миновали полностью или частично те или иные общественно-экономические формации. Вообще за исключением первобытно-общинного строя «чистых» общественно-экономических формаций не существует.

Для древневосточных рабовладельческих обществ, в частности, характерно своеобразное соединение рабовладельческих отношений и феодальных форм эксплуатации. Положение Маркса о том, что «история древнего Востока принимает вид истории религий»[5], показывает сложность, пестроту его идеологической надстройки. Относительная застойность экономических, общественных и идеологических форм в странах древнего Востока является еще одним свидетельством того, что исторический процесс при всей его общности имеет у отдельных народов специфические особенности.

Характерной чертой древневосточных рабовладельческих обществ было длительное сохранение, консервация родовых, патриархальных отношений. Энгельс указывает, что существование сельской общины в странах древнего Востока определялось тем, что «первое условие земледелия здесь…искусственное орошение, а оно является делом либо общим, либо провинций, либо центрального правительства»[6]. Общинной формой собственности на землю в странах древнего Востока объясняется не только замедленный темп развития рабовладельческого общества, но и примитивный, домашний способ рабства, что отличает развитие древневосточных государств от развития античных классических рабовладельческих обществ Греции и Рима, где рабовладение получило полный расцвет. Энгельс подчеркивал: «…Отсутствие земельной собственности действительно является ключом к пониманию всего Востока. В этом основа всей политической и религиозной истории»[7].

Частная собственность на землю в странах древнего Востока не получила широкого развития. Отсюда, естественно, и специфические формы политической надстройки восточной деспотии: неограниченная власть деспота — царя, сатрапа и многочисленных чиновников, осуществляющих эксплуатацию народных масс. Маркс считал сельские общины древнего Востока «солидной основой для азиатского деспотизма и застоя»[8].

Разделение общества на классы, на рабов и рабовладельцев, впервые возникает в странах древнего Востока. Численность «рабов вначале была невелика, наряду с рабами существовало много свободных крестьян — членов сельских общин. Английский историк В. Тарн пишет, что в Египте даже в эпоху эллинистической цивилизации «за исключением рудников… не было рабства, если не считать домашних рабов в греческих домах, труд местного населения был слишком дешев и слишком детально контролировался, чтобы рабство имело хозяйственный смысл»[9].

В течение веков развитие государственной собственности на землю превратило всех свободных производителей в рабов государства, храмов и многочисленных чиновников. Сравнительно медленный темп общественного прогресса обусловил медленный и относительно застойный характер развития культуры стран древнего Востока по сравнению с культурой античной Греции и Рима. Хотя в древнем Востоке и появлялись зачатки научных знаний, но религиозно-магическое мировоззрение, будучи господствующим, подчиняло, растворяло их в себе.

Замедленный темп общественного и культурного развития, существование сельской общины обусловили сохранение в древневосточных странах на многие тысячелетия пережитков первобытных форм религиозных представлений, в частности религиозного культа животных и природы.

Религиозные представления возникли еще в первобытном обществе как фантастическое, извращенное отражение в сознании людей господствующих над ними сил природы. Чувствуя свое бессилие в борьбе с природой, первобытные люди приписывали предметам и явлениям сверхъестественную силу. Всю природу, растительный и животный мир первобытный человек представлял себе населенными богами и духами, олицетворял их.

Беспомощность первобытного человека в борьбе с природой накладывает сильный отпечаток на его сознание, уродуя познавательные способности, уводя с правильного пути в область фантастики. В сознании дикаря реальные предметы и явления природы раздваиваются на мир неподвижных, конкретных материальных вещей и мир изменчивых, подвижных, «сверхъестественных сил, находящийся «по ту сторону» природы. Одухотворение сил природы, отрыв человеческих понятий, представлений от природы, обожествление их являются общими гносеологическими корнями религии и идеализма.

Это вовсе не значит, что религиозное мировоззрение существовало вечно, как утверждают некоторые буржуазные философы. Никаких религиозных представлений в самом начале человеческой истории не было и не могло быть. Об этом свидетельствуют многочисленные научные данные, в том числе и зарубежных ученых. В. Гордон Чайлд в статье «Археологические документы по предыстории науки» пишет, что рисунки, нарисованные и процарапанные на стенах пещер, доказывают поразительную способность первобытных людей воспроизводить в двух измерениях то,

Скачать в txt

Скачать в pdf

Очерки по истории религии и атеизма. Арсен Аветисьянович Аветисьян Философия читать, Очерки по истории религии и атеизма. Арсен Аветисьянович Аветисьян Философия читать бесплатно, Очерки по истории религии и атеизма. Арсен Аветисьянович Аветисьян Философия читать онлайн