Философия открытого мира

в нем, соответствующее уровню развития познавательной способности.

Мировоззренческая составляющая рационализма — субъективизм. В его основе лежит представление о суверенности и активности человека и его разума по отношению к природе. Она же рассматривается как косное вещество и является объектом познания, преобразования и, в конечном счете, покорения человеком. 9 Частные, исторически преходящие представления о закономерностях развития природы и общества в этом случае возводятся в ранг всеобщих, вечных, объективных и кладутся в основу жизненной ориентации и поведения отдельных людей и социальных групп как «руководство к действию».

Это идеи, «которые овладевают нашей мыслью, подчиняют себе наши убеждения и к которым разум приковывает нашу совесть, — это узы, из которых нельзя вырваться, не разорвав своего сердца, это демоны, которых человек может победить, лишь подчинившись им» [1].

1 Маркс К., Энгельс Ф. Соч. Т.1. — С. 118. Мировоззрение в философии рационализма — идеологизированное понятие, содержащее извращенное представление о реальной действительности, которое закрепляется в качестве господствующего представления о мире и месте человека в мире и контролируется различными социальными институтами и властными структурами.

Жак Коэнен-Хуттер, профессор социологии Женевского университета, подчеркивает: «Процесс достоверного социологического анализа стал возможен благодаря способности исключать из теоретической работы идеологический компонент.

В течение XIX века существовала устойчивая тенденция… отдавать предпочтение объяснениям — будь то экономическая структура, ценности, религия, расы и подобное, — в соответствии с выбранными приоритетами (то есть с тем, что та или иная социологическая школа ставит на первое место). Школы при этом делились на материалистические и идеалистические и либо одобряли, либо критиковали друг друга, исходя из этих «ярлыков…» [2].

2 Коэнен-Хуттер Ж. Социология и проблемы современного общества // Социология на пороге XXI века. — М., 1999. — С. 242. Мономатериализм и моноидеализм являются противоположными мировоззренческими подходами, с помощью которых с давних пор описывается природа как исходная самодостаточность того или иного качества (материального или идеального) вплоть до самих основ мира.

В этом случае они предстают как некая исходная замкнутость, закрытость, завершенность, и в этом качестве — объективная реальность. Эти подходы отжили свой век, так как к началу XX века материя «исчезла», а идеалистические концепции все больше вырождались в игру ума, не связанную с практикой. 10 Такие взгляды не соответствовали классической науке, были подорваны, но не преодолены. Начало было положено австрийским ученым Л. Берталанфи (1901-1972), который перенес центр тяжести в определении мировоззренческого подхода с контрпозиции материального и идеального в рамках замкнутых образований в область соотношения закрытых систем, изучаемых классической физикой, и открытых систем, изучаемых биологией.

Рассмотрение всех природных процессов с позиций открытости замкнутости в рамках общей теории систем означало выход на новый уровень научного мировоззрения, позволяющий описывать явления физической реальности с учетом достижений неклассической и постнеклассической науки.

Почти одновременно новые мировоззренческие идеи были выдвинуты в неравновесной термодинамике (И. Пригожин), лазерной физике (Г. Хакен), молекулярной биологии (М. Эйген) и др.

Естествоиспытатели шли от эксперимента, опыта, фактического материала науки, и их теоретические выводы можно представить как мировоззренческое ядро постнеклассической науки.

Объяснение глобальных природных и общественных процессов в рамках системного анализа, несмотря на серьезные достижения естествознания в рамках теории катастроф, кибернетики, синергетики, в конце концов также показало свою ограниченность.

Это связано с тем, что самоорганизация представляет собой лишь иной вид системной упорядоченности в отличие от организации.

Открытость системы означает подвижное равновесие, при котором все ее макроскопические параметры остаются неизменными, хотя непрерывно продолжаются процессы обмена веществом и энергией с внешней средой.

Другими словами, открытость рассматривается как преодоление исходной закрытости, в то время как мировоззренчески все должно обстоять прямо противоположным образом. Потеря своих позиций мономатериализмом и моноидеализмом не означала и не означает конца философии как метафизики. Напротив, наряду с системным анализом получила развитие метафизическая проблематика, связанная с выделением объективного идеального начала природы. 11 Континуум материального и идеального, о котором в этом случае идет речь, нельзя путать с дуализмом. Последний означает признание не единства, а независимого существования, материального и идеального причем не как природных начал, а как объективной и субъективной реальности. Декарт, например, разделял бытие на мыслящую субстанцию (дух) и протяженность (материю). В более общем выражении философия нового времени исходит из противопоставления познающего субъекта познаваемому объекту при сохранении субстанциональности в качестве мировоззренческой предпосылки.

Открытость мира в его безначально-бесконечном качестве несовместима с любой ограниченностью, в том числе и системностью как мировоззренческим подходом. Поэтому развитие постнеклассической науки чем дальше, тем больше обедняется тем, что осуществляется в рамках системного подхода. Открытость системы трактуется как преодоление закрытости, а не исходная открытость. Все это обостряет внимание к мировоззренческим проблемам современной науки как важнейшему средству повышения ее эффективности. Системность как мировоззренческий подход связана с закрытостью, законченностью представления о системах всех уровней, вплоть до уровня мира в целом.

В последнее время наука откровенно становится на путь субъективного описания природных процессов ввиду фундаментальной роли случайности и невозможности ее объективного постижения на квантово-механическом уровне. Этим исключается и мировоззренческое представление о природных процессах как объективных.

Выход из этого положения — в преодолении системного подхода, который невозможность развития познавательной способности человека, постижения тех или иных объективных природных процессов возводит в абсолют и переносит в плоскость невозможности подхода к анализу природных процессов с объективных позиций вообще. Именно поэтому вьщеление мировоззренческого уровня анализа приобретает особый смысл не только в философии, но и в науке.

Итак, исторически сложилось три основных мировоззренческих подхода: моноидеализм, мономатериализм и дуализм.

На основе субстанционального (сущностного) подхода развивались все философские системы начиная с глубокой древности. 12 К более высокому уровню сущностных основ мира относятся и другие известные (информация, антиматерия) и возможные составляющие, что связано с развитием познавательной способности человека в условиях сегодняшнего дня и обозримого будущего.

Субъект-объектный подход отождествляет мировоззрение и соответствующий ему рационализм, превращает человека в самодостаточную сущность наряду с объектом (природой) и представляет собой мировоззренческий субъективизм. С точки зрения субъект-объектного подхода, к рационализму относятся как различные идеалистические, так и материалистические философские концепции. Мировоззренческий субъективизм идеалистического толка развивался и продолжает развиваться как в рациональной, так и в иррациональной форме. Субъект-объектный мировоззренческий подход связан с выяснением места и роли субъекта (человека) и его разума в познавательном процессе.

Активность субъекта (живого разумного человека) в отношении объекта (неживой, инертной, косной природы) ставит его в положение «хозяина» природы и придает особый смысл выяснению не только возможностей разума, но и внерациональных (прямо не связанных с разумом) качеств человека, меры и структуры субъективности в отношении «субъект-объект».

Системный подход — обоснование системной организации природных и общественных процессов от микро- до мегауровня. Введение понятия открытости разрушило представление классической науки о замкнутости систем и связанного с этим понятия обратимости.

В современных условиях все эти три подхода не могут рассматриваться изолированно друг от друга, а представляют собой единство, мировоззренческим стержнем которого является субстанциональность.

Предельные мировоззренческие категории, которые выражают представление о субстанциональных (сущностных) основах мира на нынешнем уровне развития познавательной способности человека, — это материя и дух, материальное и идеальное начала природы. Такое представление об общем исходит и наглядно проявляется в частном: человек является единством телесности и духовности, что усваивается каждым индивидом вместе с молоком матери. Существование человека имеет начало и конец, выражаемые понятиями рождения и смерти, развитие в соответствии с этим имеет однонаправленный характер, не выходящий за пределы линейности. 13 Осознание многосущности мира представляет собой принципиально новое миропонимание. Движение к нему связано с преодолением представления об исходной моносущности мира — материальной или идеальной, в результате чего одна из этих сущностей порождает другую.

Это нашло свое выражение в трактовке материального и идеального как исходно равноположенных начал природы. Этим преодолеваются мономатериализм, моноидеализм и дуализм как мировоззренческие подходы, но миропонимание сводит все многообразие мира к материальной и идеальной сущностям.

В то же время развитие науки, особенно в последнем столетии, показало, что в прокрустово ложе известных сущностей не вмещаются новые понятия антиматерии (антивещества), безмассовых элементарных частиц кварков, глюонов, фотонов, неизвестного пока содержания «черных дыр» и т.д.

Отсутствие новой теории и сохранение старых подходов имеют своим следствием попытку трактовать эти новые явления по аналогии с известной нам, «нашей» материей. Это ведет к несоответствиям чисто прикладного, опытного свойства, не говоря уже о том, что представляет собой мировоззренческий нонсенс.

Уже сегодня можно говорить об антиматерии как о явлении, находящемся на начальной стадии верифицируемости. А если так, то сущностная основа мира приобретает принципиально иной смысл по сравнению с материальностью.

Больше того, понятие антиматерии как мировоззренческое выходит за рамки нынешнего о ней представления. Антиматерия в этом смысле — это совокупность нематериальных сущностных основ мира, безграничная по своей природе и несводимая ни к материальному, ни к идеальному началу природы.

Вместе с принятием исходной контрпозиции материи и антиматерии должны претерпеть коренное изменение и все миропонимание.

Антиматерия не может исчерпываться отрицательным зарядом; во-вторых, если даже допустить это, все сводится во многом к количественному соотношению материи и антиматерии, то есть выяснению того, почему они не аннитилируют. Но речь не идет о сущности антиматерии, антивещества. 14 А принципиально важно и существенно именно это.

К этому же сводится и наделение информации материальным содержанием, хотя она, по авторитетному мнению Н. Винера, не является ни материей, ни энергией. Но это не значит, что она может быть сведена и к идеальному, даже объективному. Об этом свидетельствует превращение, буквально на наших глазах, информации в основной стратегический ресурс современного общества.

Речь идет о том, что новые известные и неизвестные природные сущности не могут и не должны рассматриваться в рамках материальной и идеальной сущностей, рядом с ними, или сводиться к ним.

Это принципиально новый, более глубокий уровень сущностного проявления мира, который может рассматриваться лишь вместо старого (материально-идеального) представления о мире.

Преодоление представления о материальном и идеальном (материи и идее, материи и сознании, материальном и духовном) как единственных и неизменных сущностях мира (мировых субстанциях) и переход к его многосущностной трактовке лишают науку монополии на вещественную составляющую мира, связанную с рациональным знанием, а религию — монополии на духовную составляющую, связанную с верой.

Другими словами, это не может оставить неизменными и способы постижения человеком мира, вызывает необходимость перехода от дифференциации к интеграции сложившихся способов (науки, математики, философии, религии, искусства и т.д.), а затем и к формированию новых.

Это приведет к преодолению кризиса как науки, так и религии, связанного с традиционализмом, фундаментализмом и догматизмом при понимании их места в обществе. 1.2. Агония мономатериализма

А. Эйнштейн считал, что ученого заставляют заниматься философией концептуальные трудности его науки. В качестве подтверждения этой мысли можно сослаться на лазерную физику, неравновесную термодинамику, молекулярную биологию, концептуальные трудности которых породили концептуальный же ответ, которым мы обязаны Г. Хакену, П. Пригожину,

Философия открытого мира читать, Философия открытого мира читать бесплатно, Философия открытого мира читать онлайн