Эстетика возрождения

человек и его эстетика безгранично углублены во все слабости и ничтожества человеческого существа и с небывалой гениальностью рисуют нам как вс ю артистическую силу возрожденческого человека, так одновременно и весь его уход от безусловного и безоговорочного признания этой силы. Пришлось ввести для этого даже особый термин, а именно термин «модифицированный Ренессанс». Другими словами, Ренессанс предстает теперь перед нами не в виде какой-то монолитной и непобедимой глыбы, но в виде постоянного и непрерывного искания какого-то более мощного обоснования антропоцентризма, чем это давала антично-средневековая культура.

Куда деть, например, такое огромное возрожденческое явление, как маньеризм? Вывести его за пределы всего Ренессанса было бы чудовищным предприятием, противоречащим всем элементарным хронологическим данным. Куда деть, например, Фр.Бэкона, которого все уче бники помещают на границе Ренессанса и философии Нового времени? А ведь этот пророк и предтеча индуктивных и эмпирических методов в науке опирался не только на мифы, но и на всякого рода магию и астрологию. Куда деть всю Реформацию с ее проклятиями по ад ресу искусства, куда деть Макиавелли с его проповедью бесчеловечного построения человеческого общества? Куда деть Рабле с его сатанинским смехом в адрес всех жизненных уродств? Куда деть Шекспира с его критикой всякого индивидуализма вообще? А ведь все э то, несомненно, является либо прямым Ренессансом, либо его непосредственным детищем. Вот и пришлось воспользоваться особым термином «модифицированный Ренессанс», чтобы не выводить все эти создания человеческого гения за пределы Ренессанса и чтобы при изо бражении возрожденческой эстетики хотя бы минимально оставаться в соответствии с хронологическими данными эпохи. Весь этот модифицированный Ренессанс ведь уже заложен в деятельности великих представителей Высокого Ренессанса Италии, где противоречие само утвержденного человеческого духа тоже не выдерживает своей роли до конца и тоже откровенно признается в своей беспомощности.

В истории эстетики и искусства не было другой такой эпохи, которая с подобной силой утверждала бы человеческую личность в ее грандиозности, в ее красоте и в ее величии. В истории эстетики и искусства не было другой такой эпохи, которая бы так радикально, так неопровержимо и величественно взывала к необходимости заменить индивидуальную и изолированную человеческую личность исторически обоснованным коллективом, где основанием исторического прогресса была бы уже не она, взятая в своей изоляции, а коллектив , взятый в своей всечеловеческой грандиозности. 1 Здесь и далее в круглых скобках первая цифра обозначает номер источника в списке литературы, помещенном в конце книги затем курсивная — номер тома, если издание многотомное и следующая — страницы; номера страниц отделяются точкой с запятой; номера исто чников — точкой (Ред.).

2 В этом вполне убеждает работа Н.И.Конрада «Хань Юй и начало китайского Ренессанса», где можно найти и русские переводы из произведений этото мыслителя (см. 61, 103 — 131).

3 О том, что философия Августина часто весьма близка, если не прямо тождественна неоплатонизму, существует огромная литература, из которой мы упомянем здесь лишь весьма ценную работу И.В.Попова «Личность и учение блаженного Августина» (см. 98, 485 — 607) .

4 О явно нехристианском учении Иоанна Итала можно судить по тем церковным постановлениям против него, которые автор настоящей работы имел случай перевести с греческого (см. 72, 844 — 849).

5 Изложение этих толкований Петрици можно найти у Ш.В.Хидашели (см. 10, 302 — 304; 341 — 350; 400 — 407).

6 См., например., талантливый анализ технической конструкции Парфенона; у Н.И.Брунова (20, 45 — 57; 80 — 84).

7 Факт перспективы как специфически эстетический факт настолько велик, что ниже (с. 263 — 274) мы помещаем на эту тему специальный очерк.

8 Между прочим, в этом отношении все еще приходится рекомендовать ознакомление со старым трудом Л.И.Бриллиантова (см. 18), где изложены главнейшие теологические системы восточного православия и подробнейшим образом изучено наличие элементов восточного пр авославия в субъективистической литературе Запада. Книга основана на большой четкости противоположения восточного и западного богословия, чем выгодно отличается от позднейших гораздо более туманных противопоставлений подобного рода и западного богословия , чем выгодно отличается от позднейших гораздо более туманных противопоставлений подобного рода.

9 Красочную картину этого не только светского и веселого, но, можно сказать, прямо легкомысленного и игривого неоплатонизма двора Медичи во Флоренции талантливо рисует Ф.Монье (см. 81, 267 — 326).

10 О теоретической и бытовой эстетике Платоновской академии подробнее мы говорим ниже (см. с. 317-350).

11 Приводимые ниже материалы часто почти в буквальном виде заимствованы нами из трудов Я.Буркгардта (21), Ф.Монье (81), Р.Зайчика (52). Количество подобного рода примеров могло бы быть увеличено до бесконечности, однако уже и в указанных работах их переч исление занимает десятки и сотни страниц.

12 Между прочим, перевод заглавия трактата не совсем грамотный, потому что по-латыни здесь стоит не genetivus subiectivus но genetivus obiectivus, так что правильный перевод был бы «Молот против ведьм».

13 В дальнеишем будут использованы тексты, переведенные в издании «История эстетики» Памятники мировой эстегической мысли», т. 1 «Античность. Средние века. Возрождение». М., 1962 (58) К Фоме относятся здесь с. 289 291. Поскольку все эти тексты могли бы ть приведены в антологии только в сыром виде, мы должны будем подвергнуть их той или иной интерпретации, а также дополнить их другими текстами данных философов, могучими быть полезными для историко-философского рассмотрении. Сокращенные названия сочинени й Фомы читатель может расшифровать с помощью книги: «Sancti Thomae Aquinatis operum omnium indices et con-cordantiae». Stuttgart, 1974.

14 Эволюцию и анализ сложных материально-идеальных чувств Петрарки к его возлюбленной Лауре можно найти, например, у Л.Н.Веселовского в статье «Петрарка в поэтической исповеди Canzoniere (1304 — 1904)» 153 — 243.

15 Обсуждение этих трех текстов из Альберти мы находим у Э.Пановского (см. 181, 84 — 85).

16 Некоторое представление о воззрениях этого автора на живописную перспективу можно получить по отрывку, переведенному А.А.Губером в издании «Мастера искусства об искусстве» (см. 76, 74 — 80).

17 И.Бен прямо считает возможным говорить о философии искусства у Альберти, о чем можно судить хотя бы по названию ее работы: «Leon-Battista Alberti als Kunstphilosof» (126). Хотя Альберти и не занимался философией искусства, все же с мнением В.П.Зубова

об «эстетическом агностицизме» Альберти (см. 9, 2, 255) никак нельзя согласиться.

18 В издании Сочинений Николая Кузанского 1937 г. (см. 85) этот термин вопреки нашему замыслу как переводчика ошибочно напечатан как «бытие возможности».

19 Переводы Николая Кузанского в этой главе принадлежат В.В.Бибихину.

20 «Божий», «принадлежащий самому богу».

21 В частности, Хемпель совершенно правильно не соглашается с Эндерсом (см. 139), согласно которому в основе мировоззрения Кузанца лежит «меланхолия», коренящаяся якобы в астрологических представлениях философа и следа которой у него, однако, невозможно

увидеть.

22 Имеют значение также и замечания М.Карелина по поводу обширной литературы, посвященной Валле (см. 63. 519 — 557).

23 Много разнообразных сведений об Агриппе можно получить в книге Ж.Орсье «Агриппа Неттесгеймский, знаменитый авантюрит XVI в.» (90)

24 Мы обратили бы внимание на статью С.Д.Сказкина «К вопросу о методологии истории Возрождения и гуманизма» (104. 123 — 144), в которой читатель может найти весьма существенное уточнение традиционной социально-экономической трактовки Ренессанса.

25 Б.Кроче, который в философском отношении вовсе не является для нас авторитетом, в оценке трактата Леонардо, как нам кажется, достаточно учел и его огромные недостатки, и его великое историческое значение.

26 Список сокращенных обозначений рукописей Леонардо см. в 71а, 2, 423.

27 В.П.Зубов опирается в своей книге на важные высказывания ряда современных авторов (см. 136. 163. 192).

28 Ср. замечание Б.Кроче в статье «Леонардо как философ»: «Комплиментом кажется мне и признание Леонардо универсальной, всесторонне законченной личностью; всесторонность его несколько умаляется хотя бы тем, что мы склонны устранять его из области чистой

философии, а также и тем, что, как полагают, он вообще был равнодушен к судьбам своей родины и государств вообще. Аполитичность едва ли совместима с универсальностью» (64, 236).

29 Стихотворения приводятся в переводах Л.М.Эффроса, помещенных в издании

«Микеланджело. Жизнь. Творчество…». Нумерация стихотворений дана по этому изданию.

30 Характерно уже само название основного труда Телезио — «О природе сообразно ее собственным началам» (1565), которое во 2-м издании 1570 и следующем 3-м издании 1586: изменено так: «О природе вещей сообразно ее собственным началам».

31 С этими материалами можно ознакомиться по работе А.Х.Горфункеля «Материализм и богословие в философии Бернардино «Телезио» (34, 124).

32 О постепенном изменении первоначальных сенсуалистических взглядов Телезио, о прогрессирующем использовании библейских текстов, о ниспровергателях учения Телезио, а также о его защитниках и продолжателях необходимые сведения можно почерпнуть из указанн ой работы А.Х.Горфункеля (34, 131 — 140).

33 Критика аристотелевского перводвигателя у Телезио тоже хорошо изложена у А.Х.Горфункеля (34. 129).

34 Здесь мы не касаемся интересных соображений А.Х.Горфункеля о возможной принадлежности этого трактата одной тогдашней весьма тонко образованной даме Тарквинии Мольца.

35 Последний русский перевод здесь не совсем точен (22, 2, 23): «Формы суть выдумки человеческой души, если только не называть формами эти законы действия». Судя по контексту, здесь имеются в виду не просто материальные действия, но именно «lex actus pur i», т.е. «закон чистого акта» («чистого, значит, «нематериального» или «умствеиногом, если под «умом» поничать античносредневековое понятие аристотелевского объективного Ума). Такая же неточность допущена и в другом месте перевода (см. там же, 84), где э тот же (закон чистого акта подменен просто законом материального действия.

36 В неоконченном трактате «О началах и истоках в соответствии с мифами о Купидоне и о Небе…» (22, 2, 298 — 345) «первая материя» трактуется не в том бесформенном виде, как это выходило у Платона и Аристотеля, но так, как у древнейших натурфилософов, и трактуется как Купидон почти в тех же самых выражениях, что и в трактате «О мудрости древних».

37 Этим искажениям у Дюрера посвящена не более и не менее как целая III кн. «Трактата о пропорциях».

38 Искусство Дюрера будет характеризоваться нами по этому автору. Однако, делать это мы будем только ради краткости и единообразия нашего анализа. Вообще же литература о Дюрере настолько велика и разнообразна, что при сколько-нибудь более подробном иссле довании необходимо было бы привести мнение еще нескольких десятков других исследователей.

39 Многие черты этой сложнейшей личности читатель может найти у А.К.Дживелегова в его вступительной статье к переводу Сочинений Макиавелли, из которых вышел один том (см. 74, 19 — 123).

40 Роман Рабле, как считает Л.Пинский, «наиболее полное и цельное выражение ренессансного гуманизма».

41 Л.Е.Пинский основательно и глубоко анализирует гибель возрожденческого героизма у Шекспира (см. 95, 273 — 285). Этими материалами Л.Е.Пинского мы отчасти и воспользуемся.

Эстетика возрождения читать, Эстетика возрождения читать бесплатно, Эстетика возрождения читать онлайн