Антология мировой философии. Том 1. Часть 1. Философия древности и средневековья

этом единица есть непосредственно бог; ум — нечто наибо-жественнейшее; душа божественна; тело же богопо¬добно.

131. Всякий бог берет начало собственной активно¬сти от самого себя.

132. Все разряды богов связаны опосредствованно.

135. Всякой божественной единице непосредственно причастно что-то одно из сущего; и все обожествляемое простирается к одной божественной единице. И сколько имеется единиц, допускающих причастность себе, столько же имеется и причастных им родов сущего.

136. Всякому богу, более всеобщему и ближе стоя¬щему к первичному, цричастен более всеобщий род сущего; более же частному и дальше отстоящему от первичного причастен более частный род сущего.

138. Из всего причастного божественной особенно¬сти и обожествляемому сущее — самое первичное и высшее.

139. Все причастное божественным единицам, беря свое начало от сущего, имеет свое завершение в телес¬ной природе.

140. Все потенции богов, берущие начало свыше и эманирующие через свои промежуточные звенья, про¬стираются до низших ступеней и земных пространств.

141. Всякое провидение богов или изъято из того, для чего оно осуществляется, или же сочетается с ним.

144. Все сущее и все устроения сущего продви-гаются вперед настолько, насколько и распорядки богов.

В самом деле, боги создают сущее вместе с собой; и ничто не может существовать и достигнуть своей меры и своего разряда вне богов. Кроме того, все совер¬шается благодаря их потенции и располагается и изме¬ряется богами. Поэтому и раньше последних родов в сущем предсуществуют боги, которые их упорядочи¬вают, дают даже им жизнь, видообразующую силу и

568

завершенность и обращают даже их к благу. При этом одинаковым образом — также и раньше промежуточ¬ных, и раньше первых родов сущего. И все скреплено и имеет корень в богах и по этой причине сохраняется. А все отступившее от богов и покинутое нисходит со¬вершенно в небытие и уничтожается, будучи полностью лишено того, что его поддерживало бы.

145. Отличительное свойство каждого божественного разряда проходит через все вторичное и отдает себя всем более скудным родам… Ряды простираются до низших ступеней. И одно зависит от них непосредст¬венно, другое — через большее или меньшее число про¬межуточных звеньев. «Все полно богов»; и что каждое имеет по природе, имеет оно от них.

146. Завершения всех божественных эманации упо¬добляются их собственным началам, сохраняя безна¬чальный и нескончаемый круг через возвращение к началам.

147. Высшие из всех божественных устроений упо¬добляются пределам расположенного выше.

148. Всякий божественный разряд объединяется с самим собой трояко: своей вершиной, серединой и за¬вершением.

149. Всякое множество божественных единиц чис¬ленно определенно… Множество -богов не беспредельно. Оно, следовательно, единовидно и ограничено пределом, и ограничено пределом больше всякого другого множе-• ства, поскольку оно близко единому больше всякого другого множества.

151. Все отчее в богах изначально и в разряде блага впереди всех божественных устроений.

152. Все породительное в богах эманирует благодаря беспредельности божественной потенции, умножая само себя, проникая все и в высшей степени проявляя свою неистощимую силу в эманациях вторичного.

154. Все охранительное в богах оберегает все в своем разряде, будучи единовидно изъятым из вторич¬ного и укрепившимся в первичном.

155. Все живородящее в божественных родах есть порождающая причина. Но не всякий порождающий разряд живородящ.

156. Всякая причина чистоты содержится вохрани-тедьном разряде; но не все охранительное тождествен¬но с очистительным родом.

В самом деле, чистота дает всем богам несмешивае¬мость с худшим и незапятнанность в их провидении для вторичного. Что же касается охраны, то она делает и это, но еще сохраняет все в нем самом и надежно вкладывает его в находящееся выше. Следовательно, охранительное более всеобщее, чем очистительное. Ведь отличительная особенность просто охраны — соблюде¬ние каждой вещью своего разряда в отношении себя и того, что до нее, и того, что после нее. Отличительная же особенность чистоты — обособление лучшего от бо¬лее скудного. И это относится к богам первично.

159. Всякий разряд богов происходит от первых на¬чал — предела и беспредельности. Но один разряд больше относится к причине предела, другой — беспре¬дельности.

III УМ

160. Всякий божественный ум единовиден и совер¬шенен и есть первичный ум, производящий из себя другие умы.

161. Все истинно сущее, зависящее от богов, есть божественно умопостигаемое и не допускает причаст¬ности себе.

162. Всякое множество единиц, освещающее собой истинно сущее, скрыто и умопостигаемо. Скрыто — по¬тому что связано с единым; умопостигаемо же — по¬тому что ему причастно сущее.

166. Всякий ум или не допускает причастности себе, или допускает ее; если допускает, то ему причастны или надмировые, или внутримировые души.

В самом деле, ум, не допускающий причастности себе, предшествует всему множеству умов, обладая са¬мым первым наличным бытием. Из умов, допускающих причастность себе, одни излучают душу надмировую и не допускающую причастности себе, а другие — вну-тримировую. Действительно, с одной стороны, внутри-мировое множество происходит не прямо из не допу-

екающего причастности себе, поскольку эманации про¬исходят через подобное; а то, что отделено от мира, сходно с недопускающим причастности себе больше, чем то, что в нем разделено. С другой стороны, сущест¬вует не только надмировое множество умов, но и внутримировое, поскольку имеется внутримировое мно¬жество богов, и сам мир одушевлен и одарен умом; и причастность внутримировых душ надмировым богам происходит через посредство внутримировых умов.

167. Всякий ум мыслит сам себя, но первейший ум — только сам себя; и в нем ум и умопостигаемое — одно по числу. Каждый же из последующих умов мыс¬лит и сам себя, и предшествующее ему. И умопостигае¬мое из этого есть отчасти он, отчасти то, из чего он.

168. Всякий ум, будучи активен, знает, что он мыс¬лит, и не так, что одному свойственно мыслить, а дру¬гому мыслить то, что он мыслит.

В самом деле, если ум существует, будучи активен, и мыслит сам себя не как иное в отношении к мысли¬мому, то он знает себя и видит себя. Видя же себя мыс¬лящим и познавая себя видящим, он знает, что ум активен.

169. Всякий ум имеет в вечности и сущность, и по¬тенцию, и активность.

170. Всякий ум мыслит все сразу. При этом ум, не допускающий причастности себе, мыслит все просто; каждый же последующий ум мыслит все в единичном… Если мышление каждого тождественно с его бытием, то и каждый ум есть и то и другое — и мышление и бытие.

171. Всякий ум есть неделимая сущность.

В самом деле, если он не имеет величины, нетелесен и неподвижен, то он неделим. Ведь все, что каким-то образом делимо, делимо или как множество, или как величина, или по действиям, совершающимся во вре¬мени. Ум же во всех отношениях вечен, за пределами тел, и множество в нем пребывает в единстве. Следо¬вательно, он неделим.

А то, что ум нетелесен, показывает возвращение ума к самому себе, ибо ни одно тело не возвращается к самому себеХотя всякий ум есть множество, однако он есть объединенное множество, Jj6o свернутое предшествует разделенному и ближе к единому.

172. Всякий ум непосредственно принадлежит к вечному и сущностно неизменному.

174. Всякий ум дает существование последующему за ним через мышление, и творчество его заключается в мышлении, а мышление — в творении.

В самом деле, если умопостигаемое и ум тождест¬венны, то и бытие каждого ума тождественно с мыш¬лением, совершающимся в нем.

175. Всякому уму первично причастно мыслитель¬ное и по сущности, и по активности.

176. Все мыслительные формы находятся и одна в другой, и каждая сама по себе.

В самом деле, если всякий ум неделим, то и заклю¬ченное в нем множество объединено мыслительной неделимостью, и все формы, будучи в одном уме, не имеющем частей, объединяются друг с другом; и все проникает все. С другой стороны, если все мыслитель¬ные формы лишены материи и бестелесны, то они не слиты одна с другой и пребывают раздельно. Каждая форма, оберегая свою собственную чистоту, остается тем, что она есть.

177. Всякий ум есть полнота форм, но один охваты¬вает более всеобщие, другой более частные формы, при¬чем более высокие умы тем более общи, чем более частны последующие за ними; а более низкие умы тем более частны, чем более общи предшествующие им.

180. Всякий ум, хотя и не состоит из частей, есть целое, находится в единении с другими и отличен от них. Но ум, не допускающий причастности себе, есть просто целое как содержащий в себе все части в це¬лостности; каждый же из частных умов содержит це¬лое как целое в частях. И таким образом, все в уме су¬ществует частно.

IV ДУША

182. Всякому божественному уму, допускающему причастность себе, причастны божественные души. 184. Всякая душа или божественна, или подвержена изменению из ума в не-ум, или занимает среднее между ними место, и хотя наделена умом, но ниже божественных душ.

185. Все божественные души суть боги в качестве душ; а все души, причастные мыслительному уму, все¬гда суть спутники богов: все души, подверженные из¬менениям, суть временные спутники богов.

В самом деле, если первые имеют божественный свет, озаряющий свыше, вторые же всегда мыслят, а третьи достигают этого совершенства только иногда, то пер¬вые существуют во множестве душ аналогично богам; вторые всегда связаны с богами, постоянно действуя сообразно с умом, и зависят от божественных душ, на¬ходясь с ними в таком же отношении, как мыслитель¬ное с божественным; третьи лишь иногда мыслят и следуют богам, не будучи в состоянии всегда одним и тем же образом быть причастны уму и соединяться с божественными душами, поскольку то, что только иногда причастно уму, никаким образом не может вечно соединяться с богами.

186. Всякая душа есть бестелесная сущность и отде¬лима от тела.

В самом деле, если она познает самое себя, а все познающее себя возвращается к самому себе, возвраща¬ющееся же к самому себе не есть ни тело (ибо никакое тело не может, возвращаться к самому себе), ни неот¬делимо от тела (ибо и неотделимое от тела по своей природе не может возвращаться к самому себе, так как в этом случае оно отделилось бы от тела), то, следова¬тельно, всякая душа не есть телесная сущность и не неотделима от тела. А то, что она познает самое себя, ясно. Ведь если она познает то, что выше ее, то тем более она по природе может познавать и самое себя, познавая себя на основе предшествующих ей причин.

187. Всякая душа непреходяща и неуничтожима.

188. Всякая душа есть и жизнь, и живое.

В самом деле, в чем присутствует душа, то по не¬обходимости живет. А то, что лишается души, тотчас же становится безжизненным… Душе причастно то, в чем она присутствует; и причастное душе называет¬ся одушевленным. Поэтому душа или дает жизнь

одушевленному (или есть жизнь), или есть только жи¬вое, или и то и другое вместежизнь и живое. Но если бы она была только живым и уже

Антология мировой философии. Том 1. Часть 1. древности и средневековья Философия читать, Антология мировой философии. Том 1. Часть 1. древности и средневековья Философия читать бесплатно, Антология мировой философии. Том 1. Часть 1. древности и средневековья Философия читать онлайн