Вступление

Вступление. Лев Николаевич Толстой

ВСТУПЛЕНІЕ.

Мнѣ кажется, что во время моихъ занятій воспитаяіемъ дѣтей вообще, и въ особенности русскихъ крестьянскихъ дѣтей, мнѣ пришли въ голову нѣкоторыя мысли, не вошедшія еще въ убѣжденіе правителъствъ и обществъ о значеніи1 народнаго образованія въ наше время и о новыхъ основаніяхъ, которыя должны быть положены для него. Эти-то мысли я постараюсь изложить въ этомъ писаніи, въ той безсознательной связи, въ которой онѣ выросли во мнѣ.

Я говорю, что мысли эти выросли во мнѣ, потому что какъ сознаніе о новомъ значеніи народнаго образованія, такъ и о новыхъ пріемахъ и основаніяхъ, не пришло мнѣ вслѣдствіи размышленія и изученія, a вслѣдствіи самаго факта, что, сознавъ для себя лично несостоятельность прежняго рода образованія, почувствовавъ новое, зависящее отъ времени значеніе его, я принялся за народное образованіе и потомъ только опредѣлилъ себѣ тѣ пріемы и основанія, которыя оказались успѣшными. —

Мысль о опредѣленіи и изложеніи2 этихъ началъ пришла мнѣ вслѣдствіи разговора съ однимъ Нѣмцемъ, который всерединѣ моего разсказа о пріемахъ, опытахъ и результатахъ моей школы прервалъ меня вопросомъ: имѣлъ ли я систему, теорію воспитанія, прежде чѣмъ я приступилъ къ дѣлу. Я отвѣтилъ ему, что единственная система, которую я имѣлъ, состояла въ томъ, чтобы не имѣть никакой системы. Нѣмецъ принялъ меня за забавника, или пустомелю; но дѣйствительно вся система моя состоитъ въ томъ, чтобы не имѣть системы, и эта-то мысль, кажущаяся такимъ вычурнымъ парадоксомъ, составляеть сущность всего послѣдующаго.

Въ самомъ дѣлѣ, какъ и во многомъ другомъ, такъ и въ дѣлѣ воспитанія, мы, Русскіе, находимся въ исключительно счастливомъ положеніи. —

Ежели въ моихъ мысляхъ о народномъ образованіи найдется хоть малая доля истины, которая войдетъ въ сознаніе человѣчества и послужитъ основаніемъ дальнѣйшему развитію новыхъ время-сообразныхъ идей образованія, я, не увлекаясь самолюбіемъ, знаю, что большей долѣ того, что я сдѣлаю, я буду обязанъ не своей личности, но тому обществу, въ которомъ я долженъ былъ дѣйствовать. —

Начиная учить дѣтей въ Русской деревнѣ, я не могъ, не бывши набитымъ дуракомъ, принять въ основаніи ни нѣмецко-протестан[т]скую лютеровскую систему, ни классическую, ни езуитскую, ни новѣйшую теоретическую систему воспитанія.3 Еще менѣе могъ я серьезно принять за систему славянской курсъ букваря, часовника и псалтыря и связанные съ этимъ курсомъ семинарскіе пріемы. – Не русскія теоріи были чужды, невозможны для русскихъ учениковъ, несостоятельность ихъ на мой взглядъ была доказана для самихъ себя, самими иностранцами; русская же система была, на мой взглядъ, также невозможна для меня, какъ бы обученіе дѣтей игрѣ на инструментѣ, котораго уже не существуетъ. – На мнѣ не лежало ни историческихъ школьныхъ узъ Европы, ни религіозныхъ и философскихъ авторитетовъ своего отечества. Безъ всякаго исканія новыхъ путей, безъ противодѣйствія или подчиненія извѣстнымъ направленіямъ, безъ всякой зависимости отъ общества и правительства, я безсознательно и свободно долженъ былъ идти и пошелъ своимъ особеннымъ путемъ, руководствуясь однимъ изученіемъ потребности тѣхъ учениковъ, съ которыми я имѣлъ дѣло.

«Тѣмъ легче мнѣ было ошибаться!» Безъ сомнѣнія. Я даже твердо убѣжденъ, что я непременно бы ошибся въ основаніяхъ, ежели бы изъ того пути, въ который я былъ вовлеченъ условіями моего развитія и моихъ учениковъ, я бы сталъ дѣлать общій выводъ о тѣхъ началахъ, на которыхъ должна основываться вся наука образованія; но я этаго не стану дѣлать. Я, напротивъ, попытаюсь доказать, что всякой частной пріемъ въ образованіи вѣренъ относительно и что всякій общій выводъ не можетъ быть вѣренъ, потому уже, что онъ общій выводъ.

Я попытаюсь доказать, какъ для каждаго условія можетъ быть отысканъ наивѣрнѣйшій путь, и какъ всѣ общіе пути всегда должны быть невѣрны. Я постараюсь доказать, что стремленіе къ общимъ выводамъ было величайшее зло, остановившее развитіе науки воспитанія, постараюсь показать, какъ вслѣдствіе того дѣло образованія отстало отъ другихъ сторонъ развитія человѣчества и какое значеніе вслѣдствіи этой отсталости получило въ наше время, и наконецъ представлю мои мысли о тѣхъ средствахъ исправленія этаго зла, которыя мнѣ кажутся возможными.

Я знаю, что въ моихъ выводахъ много и много будетъ ошибокъ и невольной лжи, происходящихъ отъ недостатка знаній и ложной точки зрѣнія, и потому, сколько возможно, буду стараться избѣгать построенія теоріи, въ которую бы были включены всѣ возможныя стороны предмета. Я началъ было такого рода сочиненіе, въ которомъ, постановливая аксіомы о человѣчествѣ, движеніи развитія, о душѣ и т. п., я старался захватить все въ свой кругъ сужденія. Но опытъ убѣдилъ меня, что какъ не льстивы для самолюбія такого рода категорическія сочиненія, въ которыхъ мысли такъ общи, что охватываютъ все, и вмѣстѣ съ тѣмъ для каждаго представляютъ особенную неясную идею, что такія сочиненія, несмотря на внѣшнюю логичность, имѣютъ менѣе убѣдительности и вліянія, чѣмъ скромныя представленія хотя не всестороннихъ фактовъ, но такихъ, изъ которыхъ самъ читатель дѣлаетъ тотъ выводъ, который побудилъ автора къ выставленію этихъ фактовъ. – Вслѣдствіи этаго я буду держаться преимущественно критическихъ и историческихъ пріемовъ,4тѣхъ самыхъ, которые, по моему мнѣнію, должны быть приняты и въ дѣлѣ образованія. Кромѣ того очень часто я долженъ буду повторять вещи, давно, можетъ быть, извѣстные читателю, но которые, для связи моего изложенія, мнѣ необходимо будетъ поставлять на видъ ему.

Комментарии В. Ф. Саводника5

ВСТУПЛЕНИЕ.

Это «Вступление» представляет собой начало статьи о значении народного образования и о новых основах, которые в России должны быть положены для него. Рукопись была написана Толстым уже после его возвращения из-за границы, так как в ней упоминается о его разговоре с каким-то немецким педагогом. Возможно, что Толстой предполагал использовать это «Вступление» и открыть им первую книгу своего журнала. Во всяком случае, все главные основные идеи, изложенные в этом «Вступлении», нашли себе выражение в первой, руководящей статье Толстого «О народном образовании».

Рукопись, автограф Толстого, занимает 4 лл. (8 страниц) тонкой почтовой бумаги большого формата, без клейма и водяных знаков; бумага, повидимому, заграничная. Текст писан на обеих сторонах листа, на левом перегибе страниц; он занимает всего 5 страниц; лл. 1—1 об. и 4 об. – пробельные, с чертежами, сделанными пером, – повидимому, рукою Толстого. Почерк довольно мелкий, но старательный; встречаются небольшие помарки и вставки между строк и на полях. Чернила рыжие, сильно выцветшие. Пагинации нет. Края рукописи в плохой сохранности и сильно потрепаны.

Начало: «Вступление. Мне кажется, что во время моихъ занятий…»

Рукопись хранится в АТБ (Папка XIV).

Печатается впервые.

ПРЕДИСЛОВИЕ К ВОСЬМОМУ ТОМУ.

В настоящий том входят произведения 1860—1863 гг., относящиеся к педагогической деятельности Толстого и, главным образом, к журналу «Ясная поляна».

В основную часть тома внесены все статьи, напечатанные Толстым в «Ясной поляне», как подписанные им самим, так и не подписанные, но несомненно принадлежащие его перу. Сюда же включены и различные заметки, заявления и объяснения, как подписанные Толстым от имени редакции, так и не подписанные, но несомненно ему принадлежащие. Все эти редакционные примечания и объяснения печатаются вместе и в порядке их появления.

Текст настоящего издания печатается по журнальному тексту «Ясной поляны», как наиболее авторитетному, так как при печатании он был просмотрен и санкционирован автором. При этом редакторами настоящего издания было обращено особое внимание на установление подлинного текста Толстого, и на основании рукописных материалов (автографов и копий) были устранены различные отмены и искажения, произвольно внесенные в печатный текст лицами, которым Толстой поручал печатание своих статей. Вместе с тем в текст настоящего издания были внесены, как отдельные выражения, так и целые связные отрывки, которые были исключены из текста «Ясной поляны» по цензурным условиям того времени.

В приложении к основной части тома даны некоторые материалы, непосредственно относящиеся к изданию журнала «Ясная поляна»: официальное прошение Толстого к министру народного просвещения Ковалевскому о разрешении издания журнала (20 апреля 1861 г.) с приложением его программы, объявление об издании нового педагогического журнала, опубликованное в «Современной летописи» журнала «Русский вестник» (2 августа 1861 г.) и заявление Толстого о прекращении им издания «Ясной поляны», напечатанное в газете «Московские ведомости» 17 января 1863 г.

Во втором отделе тома, на основании рукописного материала, впервые напечатаны следующие отрывки и заметки Толстого относящиеся к педагогическим вопросам: «Педагогические заметки и материалы», «О задачах педагогики», «Проект устава учебных заведений», «Сельской учитель», «Заметки об английских учебных книгах», «Письмо к неизвестному», «Вступление», «О значении народного образования», ,,По поводу передовой статьи «Ясной поляны»“, «Ответ критикам», «О языке народных книжек», «О прогрессе и образовании». Сюда же включены и более значительные рукописные варианты, относящиеся к некоторым статьям «Ясной поляны».

В состав этого отдела включен и «Дневник Ясно-полянской школы», в который Толстой внес много различных записей. Хотя в этом «Дневнике» принимали участие и другие учителя и даже некоторые из старших воспитанников, однако, мы сочли необходимым внести в настоящее издание все эти поденные записи разных лиц целиком, в качестве наглядного документа, живо рисующего характер школьной работы, как самого Толстого, так и его сотрудников. Отметим только, что все эти записи Толстого печатаются корпусом, записи же других учителей и школьников – петитом.

Редактирование всего тома, за исключением статьи «Прогресс и определение образования» и некоторых мелких отрывков, было поручено Редакторским комитетом Н. М. Мендельсону; но последовавшая 16 февраля 1934 г. кончина Николая Михайловича помешала ему закончить всю работу по данному тому. Им была произведена подготовка текста всех статей, входящих в «Ясную поляну», и комментариев к ней, за исключением статьи: «Кому у кого учиться писать». Из незаконченных же и неопубликованных статей Мендельсоном был подготовлен к печати текст большей части заметок и набросков Толстого, но прокомментирован лишь отрывок «О значении народного образования». Текст статей: «Заметки об английских учебных книгах», «Письмо к неизвестному», «О прогрессе и образовании» и комментарии ко всему неопубликованному материалу, за исключением указанной выше заметки «О значении народного образования», уже после смерти Н. М. Мендельсона, были подготовлены к печати В. Ф. Саводником. Кроме того, им же были внесены, согласно указаниям Редакторского комитета, некоторые дополнения и изменения во вступительной статье, посвященной педагогической и журнальной деятельности Толстого, и в комментариях к статьям «Ясной поляны». Ему же было поручено и составление указателя ко всему тому.

В. Ф. Саводник.

РЕДАКЦИОННЫЕ ПОЯСНЕНИЯ К ВОСЬМОМУ ТОМУ.

Тексты произведений, печатавшихся при жизни Л. Толстого, печатаются по новой орфографии, но с воспроизведением больших букв во всех, без каких-либо исключений, случаях, когда в воспроизводимом тексте Толстого стоит большая буква, и начертаний до-гротовской орфографии в тех случаях, когда эти начертания отражают произношение Л. Толстого и лиц его круга («брычка», «цаловать»).

При воспроизведении текстов, не печатавшихся при жизни Толстого (произведения, окончательно не отделанные, не оконченные, только начатые и черновые тексты), соблюдаются следующие правила:

Текст воспроизводится с соблюдением

Вступление Толстой читать, Вступление Толстой читать бесплатно, Вступление Толстой читать онлайн