Монадология

и, следовательно, также и в теле, сообразно которому универсум

отражается в душе

64. Таким образом, всякое органическое тело живого существа есть своего рода божественная машина, или

естественный автомат, который бесконечно превосходит все автоматы искусственные, ибо машина,

сооруженная искусством человека, не есть машина в каждой своей части; например, зубец латунного колеса

состоит из частей, или кусков, которые уже не представляют более для нас ничего искусственного и не имеют

ничего, что выказывало бы в них машину, в отношении к употреблению, к какому колесо было предназначено.

Но машины в природе, т. е. живые тела, и в своих наималейших частях до бесконечности продолжают быть

машинами. В этом и заключается различие между природой и искусством, т. е. между искусством

божественным и нашим.

65. И творец природы мог применить это божественное и бесконечно чудесное искусство, потому что каждая

часть материи не только способна к бесконечной делимости, как полагали древние, но, кроме того, и

действительно подразделена без конца, каждая часть на части, из которых каждая имеет свое собственное

движение; иначе не было бы возможно, чтобы всякая часть материи была в состоянии выражать весь

универсум.

{7}

66. Отсюда мы видим, что в наималейшей части материи существует целый мир творений, живых существ,

животных, энтелехий, душ.

67. Всякую часть материи можно представить наподобие сада, полного растений, и труда, полного рыб. Но

каждая ветвь растения, каждый член животного, каждая капля его соков есть опять такой же сад или такой же

пруд.

68. И хотя земля и воздух, находящиеся между растениями в саду, или вода — между рыбами в пруду не есть

растение или рыба, но они все-таки опять заключают в себе рыб и растения, хотя в большинстве случаев

последние бывают так малы, что неуловимы для наших восприятии.

69. Таким образом, во вселенной нет ничего невозделанного, или бесплодного: нет смерти, нет хаоса, нет

беспорядочного смешения, разве только по видимости; почти то же кажется нам в пруду на некотором

расстоянии, с которого мы видим перепутанное движение рыб и, так сказать, кишение их, не различая при

этом самих рыб .

70. Отсюда видно, что у каждого живого тела есть господствующая энтелехия, которая в животном есть душа;

но члены этого живого тела полны других живых тел, растений, животных, из которых каждое имеет опять свою

энтелехию, или господствующую душу.

71. Но нельзя вместе с некоторыми плохо понявшими мою мысль воображать, будто каждая душа имеет массу

или часть материи, собственно ей присвоенную, и что она, следовательно, владеет другими низшими живыми

существами, обреченными на вечную ей службу. Ведь все тола, подобно рокам, находятся в постоянном

течении, и части беспрерывно входят в них и выходят оттуда.

72. Таким образом, душа меняет тело только понемногу и постепенно, так что она никогда не лишается сразу

всех своих органов; и часто с животными случаются метаморфозы, но у них никогда не бывает метемпсихозы,

или переселения душ. Не бывает ни душ, совершенно отделенных от тела, ни бестелесных гениев. Один только

Бог всецело свободен от тела.

73. Поэтому никогда не бывает также ни полного рождения, ни совершенной смерти, в строгом смысле,

состоящей в отдалении души. И то, что мы называем рождениями, представляет собой развития (develop-

pments) и увеличения, а то, что мы зовем смертями, есть свертывания (enveloppments) и уменьшения.

74. Философы были в большом затруднении насчет происхождения форм, энтелехий, или душ; но теперь, когда

замечено путем точных исследований, произведенных над растениями, насекомыми и животными, что

органические тела в природе никогда не происходят из хаоса или из гниения, но всегда из семян, в которых, без

сомнения, имела место некоторая преформация, то отсюда было сделано заключение, что не только

органическое тело существовало еще до зачатия, но и душа в этом теле, и, одним словом, само животное и что

посредством зачатия это животное было лишь побуждено к большому превращению, чтобы стать животным

другого рода. Нечто подобное замечаем мы и там, где нет собственно рождения, например когда черви

становятся мухами, а гусеницы — бабочками .

75. Животные, из коих некоторые посредством зачатия возвышаются до степени весьма больших животных,

могут быть названы семенными. Но те из них, которые остаются в пределах своего рода, т. е. большинство,

рождаются, размножаются и гибнут так же, как и большие животные, и только малое число избранных выходит

на более обширную арену.

76. Но это было бы только половиной истины. Поэтому я вывел заключение, что если животное естественным

образом никогда не начинается, то оно и не погибает естественным же образом, и что не только но будет

полного рождения, но не будет также и полного уничтожения, или смерти в строгом смысле слова. И эти

положения, добытые апостериори и извлеченные из опыта, совершенно согласуются с моими принципами,

выведенными выше априори .

77. Итак, можно сказать, что не только неразрушима душа (зеркало неразрушимого универсума), но и самое

животное, хотя его машина часто гибнет по частям и покидает или принимает органические одеяния.

{8}

78. Эти положения дали мне средство объяснить естественным образом соединение, или, скорее, согласие,

души с органическим телом. Душа следует своим собственным законам, тело также своим, и они

сообразуются в силу гармонии, предустановленной между всеми субстанциями, так как они все суть

выражения одного и того же универсума .

79. Души действуют согласно законам конечных причин, посредством стремлений, целей и средств. Тела

действуют по законам причин действующих (производящих), или движений. И оба царства — причин

действующих и причин конечных — гармонируют между собой.

80. Декарт признавал, что души не могут давать телам силу, потому что в материи количество силы всегда одно

и то же. Однако он думал, что душа может изменять направление тел. Но произошло это оттого, что в его

время не знали закона природы, по которому в материи существует, сверх того, сохранение одного и того же

направления в целом. Если бы Декарт заметил этот закон, он пришел бы к моей системе предустановленной

гармонии

81. По этой системе тела действуют так, как будто бы (предлагая невозможное) вовсе не было душ, а души

действуют так, как будто бы не было никаких тел; вместе с тем оба действуют так, как будто бы одно влияет на

другое.

82. Что же касается духов, или разумных душ, то хотя я нахожу, что в сущности, как мы уже сказали, со всеми

живыми существами и животными происходит одно и то же (именно что животное и душа получают начало

только вместе с миром и не кончаются наравне с миром), но все-таки в разумных душах есть та особенность,

что их маленькие семенные животные, пока они не представляют собой ничего, кроме этого, обладают только

обычными, или ощущающими, душами; но, как только те, которые, так сказать, избраны, путем

действительного зачатия достигают степени человеческой природы, их ощущающие души возвышаются до

степени разума и до преимуществ духов .

83. Среди прочих различий, какие существуют между обычными душами и духами, часть которых я уже

указал, есть еще следующие: души вообще суть живые зеркала, или отображения универсума творений, а духи,

кроме того, суть отображения самого Божества, или самого Творца природы, и способны познавать систему

вселенной и подражать ему кое в чем своими творческими попытками, так как всякий дух в своей области — как

бы малое божество.

84. Вследствие этого духи способны вступать в некоторого рода общение с Богом, и он стоит к ним в

отношении не только изобретателя к своей машине (каков Бог по отношению к другим творениям), но и в

отношении правителя к подданным и даже отца к детям.

85. Отсюда легко вывести заключение, что совокупность всех духов должна составлять Град Божий, т. е. самое

совершенное, какое только возможно, государство под властью самого совершенного Монарха

86. Этот Град Божий, эта воистину Вселенская Монархия (Monarchie Universelle) есть мир нравственный в

мире естественном и представляет собой наиболее возвышенное и.самое божественное из дел Божиих; в нем и

состоит истинная слава Божия, ибо ее не было бы, если бы духи не познали величия Бога и благости его и не

поражались им. Именно в отношении к этому государству и обнаруживается, собственно, его благость, так как

его премудрость, его всемогущество проявляется повсюду.

87. Как выше мы установили совершенную гармонию между двумя естественными царствами: царством

причин действующих и царством причин конечных, так и здесь мы должны отметить еще другую гармонию

между физическим царством природы и нравственным царством благодати, т. е. между Богом,

рассматриваемым как устроитель машины универсума, и Богом, рассматриваемым как Монарх

божественного Государства Духов.

88. В силу этой гармонии вощи ведутся к благодати природными путями, и наш земной шар, например, должен

быть разрушаем и восстановляем естественными путями в те моменты, когда этого требует правление над

духами для кары одних и награды других .

{9}

89. Можно сказать еще, что Бог как зодчий полностью удовлетворяет Бога как законодателя и что, таким

образом, грехи должны нести с собою все возмездие в силу порядка природы, в силу самого механического

строя вещей, что точно так же добрые деяния будут обретать себе награды механическими по отношению к

телам путями, хотя это не может и не должно происходить постоянно сейчас же.

90. Наконец, под этим совершенным правлением не могут оставаться ни добрые дола без награды, ни злые без

возмездия, и все должно выходить к благу добрых, т. е. тех, кто в этом великом государстве всем доволен, кто

доверяет провидению, исполнив свой долг, и кто любит и, как подобает, подражает Творцу всякого блага,

радуясь созерцанию его совершенств, согласно природе истинной чистой любви, в силу которой мы находим

удовольствие в блаженстве того существа, которое мы любим. И это понуждает людей мудрых и

добродетельных трудиться надо всем, что кажется согласным с божественной волей, предполагаемой или

предшествующей, и все-таки быть довольными тем, что на самом деле посылает Бог своей тайной,

последующей и решающей волей,- в признании, что если бы мы могли в достаточной мере понять порядок

универсума, то мы нашли бы, что он превосходит все пожелания наимудрейших и что нельзя сделать его еще

лучше, чем он есть, не только в общем и в целом, но и для нас самих в частности, если только мы в

подобающей степени привязаны к Творцу не только как к зодчему и действующей причине нашего бытия, но

также и как к нашему владыке и конечной причине, который должен составлять всю цель нашей жизни и один

может составить наше счастье

Монадология Лейбниц читать, Монадология Лейбниц читать бесплатно, Монадология Лейбниц читать онлайн