Книжечка о человеке

Роман Ингарден Книжечка о человеке

Вступление

Несколько слов по поводу истории возникновения этого сборника.

Его издание, обращенное в неопределенное будущее, входило в на­

мерения автора. Замысел возник в начале 1969 года, когда необходимо

было окончательно решить, какие работы – а среди них были уже

до этого опубликованные и разбросанные по разным журналам и

материалам KOНIpeccoB – составят третий том <<Исследований по эстетике», очередную позицию в серии «Философские сочинения Ро­ мана Ингарденз», издаваемую в издательстве ''Paristwowe Wydawnictwo Naukowe" (PWN). Тогда у автора было несколько небольших работ (прежде всего, четыре первые из представленных в настоящем сборни­ ке), которые он не хотел сюда включать исходя из композиционного содержания проектируемого тома; их связывает между собой особая тема: сущность человека. И по сегодня отлично помню, ведь всё происходило у меня на гла­ зах, чуть ироничный тон автора, который привык издавать саженные книги, с каким профессор заметил: <<.А может, когда-нибудь удастся издать и такую маленькую, как "Книжечка о человеке"?». Идею с энтузиазмом подхватили несколько его учеников; ДОГОВОРИЛИСЬ с издательством ''Wydawnictwo literackie". Но дело сразу же заглох­ ло - общий объем этих четырех статей был слишком мал даже для «КнижечКИ», и то что сюда включили статью «О плодотворной дис­ КУССии», состоящую всего из несколько страниц, положения никак не спасало. Можно было, конечно, предполагаемый сборник дополнить новыми работами, ибо этот круг проблем Ингарденом был начат еще в ГOДhl юности (ведь первый запланированный том его докторской диссертации звучал: «Структура человеческой личности»). Но сроч- 21 КНИЖЕЧКА О ЧЕЛОВЕКЕ ные исследования из дрyrиx облаcrей философии не позволяли в ближайшие несколько лет всерьез думать о подобном дополнении. Во что бы то ни crало необходимо было довеcrи до конца и опубли­ ковать не раз предпринимавшийся в течение нескольких лет фунда­ ментальный труд по методолоr:ическим основам теории познания, а в недалеком будущем ero ожидала подroтовка для PWN таюке уже обещанноro тома «Из теории языка и философских основ лоIИКИ». Правда, автор к тому времени закончил большой труд "Uber die Verantwortung. Ihre ontischen Fundamente", написанный по-немецки по заказу издательства РhШрр Reclam в Ш'JYIТГtlрде, который предcraвлял собой расширенный доклад, сделанный им на XIV Международном философском конгрессе в Вене в 1968 roAY. эта работа, как сам он признавался, тематически прекрасно ложилась в сборник исследова­ ний о человеке: ведь ответственность -явление, которое есть только в человеческом мире, и среди онтических условий ее возможноcrей одну из основных соcraвляет психофизическая структура человека. Но с предложением именно этим исследованием дополнить «Книжечку о человеке» профессор не согласился: на перевод ''Verantwortung'' у него не было ни времени, ни охоты, да, он собирался когда-нибудь написать эту вещь по-польски, но обратиться к ней вновь лишь с тем, чтобы ее расширить и углубить. Тогда с ней, наверное, случилось бы то, что уже не раз случалось, когда он вновь принимался за какую­ нибудь давmoю тему, и из этоro возникало иногда совершенно новое, большое сочинение. А эта тема, без сомнения, ero беспокоила - он думал о возможной ее связи с обработкой своих материалов для до­ кладов по этике, которые читал, -один раз до войны в университете Яна Казимира во Аьвове, другой - в Ягеллонском университете в Кракове в 1961/62 roAax. Но всё это могло бы произойти только в далеком будущем, и о <<Книжечке о человеке» переcraли roворить. Неожиданная смерть Романа Ингардена в июле 1970 roAa совер­ шенно изменила положение дел: уже не от KOro было ждать разрабо­ тaнHoro польскоro варианта исследования "Uber die Verantwortung", которое тем временем вышло из печати в ориmнале - nota bene* * Заметь хорошо (.лат.). - Примечание переводчика. 22 Данута Герулянка. Вступление как последняя, опубликованная при жизни, работа Р. Ингардена. Ао людей дошло профессиональное мнение проф. Владислава Татарке­ вича, что публикация философской позиции в издательстве Philipp Reclam означает в философском мире <<Признание в ее авторе класси­ Ка». ИIперес к исследованию растет, немецкие экземпляры в Польше едва ли доступны. Стали добиваться ее перевода на польский язык. Перевод осуществил ученик профессора, доктор Адам ВешжецКИЙ. Появилась новая, значительная позиция в дополнение к имеющимся ингарденовским исследованиям о человеке. Издательство ''Wydawnictwo literackie" с большой благосклонностью приняло решение об этом издании. Вот каким образом реализуется мимоходом брошенное желание Романа Ингардена - читатель получает его маленькую <<Книжечку о человеке», которая без всяких популяризаций, чуждых духу автора, благодаря соответствующе выстроенным содержащимся в ней иссле­ дованиям постепенно вводит в круг самых важных и самых сложных проблем философии даже совершенно неискушенных и не знакомых с этой областью. Человек и природа* Не могу не согласиться с выступавшим профессором г. Лоще, что человек трансцендирует Природу и «силой своей сущности» «создает мир, который, несмотря на свой постоянно сохраняемый основной вид, приобретает бесконечные и всё новые исторические оБЛИЧИЯ». Правда и то, что его «осознанная активноcrь выражается прежде всего в трех главных формах: как познавание того, что истинно, как делание Добра и как формирование Прекрасного». Но по-прежнему остается непр6ясненным, что составляет сущноcrь его творческой активности и каково отношение между созданным человеком миром и Природой, в которой он находился в начале своей деятельности. Сущноcrь че­ ловека можно выяснить, эксплицируя между прочим смысл и способ существования его дела, обретающего опору в Природе. Незначи­ тельную роль в этой проблематике играет вопрос, как понимается сама Природа: как множество всех вещей, или как множество того, что видимо, или, наконец, как целое бытия. Знаменательным являет­ ся лишь тот факт, что Природа существует до всякой деятельности человека и что она изменяется в самой себе вообще, независимо не только от действия человека, но и от его существования. Она же ecrь и обязательный фундамент его бытия, как и существования его дел. Это видно не столько в факте человеческого познания, сколько в содержании и способе существования произведений человеческой культуры. Человек сегодня лишь в очень редких случаях оказывается перед лицом первоначальной Природы, например во время путешествия в полном одиночестве высоко в горах или в момент сильного шторма на море, или, наконец, становится свидетелем процесса, который не остановить, смертельно развивающейся болезни друга, ощущая свое полное бессилие в любой попытке спасти его. В этих случаях человек может удивиться красоте и величию Природы или же пора- * Статья представляет собой выступление Ингардена в дискуссии ПО вопросу «Чело­ век и Природа» на пленарном заседании XII Международного конгресса философии в Венеции в 1958 году. Главным докладчиком был профессор Герман Аоще. 24 Человек и при рода зиться неукротимой силе напора урагана, или же он почувствует, как вещи неотвратимо двинулись в направлении, обозначенном самой Природой, и ничто не в состоянии предотвратить беду. И при этом его всегда переполняет совершенно особое двойственное чувство. С одной стороны, он чувствует себя абсолютно чужим перед всем, что происходИТ в Природе независимо от него, и видит себя лишенным всякой доброжелательной помощи с ее стороны -до такой степени, что буквально утрачивает доверие к судьбе. С другой же стороны, он чувствует себя в своей чистой и автономной сущности чем-то стоящим над Природой и чем-то настолько более благородным по сравнению с физическими процессами или тем, что происходИТ у животных, что не может ощущать себя совершенно счастливым, ис­ пытывая при этом тесную связь с Природой и живя в ее пределах, в единстве с ней. Когда время от времени он открывает в себе нечто от первоначальной ПрироДbl, он чувствует себя в этом не только безмер­ но униженным, но и совершенно чужим себе и тотчас же становится непонятным себе самому. Он не может и не желает поверить в то, что является частью первоначальной ПрироДbl, что является зверем и что ни как естественная действительность, ни как определенный индивидуум он ничем не лучше животных ни с какой точки зрения и ничем радикально не отличается от остальной ПрироДbl. В глу­ бине души он не может в это поверить, несмотря на то что наука и говорит ему, что жизненные процессы, происходящие в его теле и даже в его сердце, в принципе ничем не отличаются от процессов у животных. В глубине души он не верит и в свою собственную смерть, убеждая самого себя в том, что душа его бессмертна, хотя ежедневно наблюдает, как умирают его друзья и коллеги по работе. Не понимает и смер'IИ других людей, поражаясь при виде разлагающегося трупа, почему его зарывают в землю. Он глубоко несчастен, когда чувствует себя в какой-то ситуации сведенным до уровня животного или когда видит, что никакие его силы и старания не позволят ему переступить границ, обозначенных природой. Тогда он начинает жить сверх своих сил и своей природной натуры: создает для себя новый мир, новую реальность - вокруг себя и в себе самом. Творит мир культуры и придает ему человеческий характер. 25 КНИЖЕЧКА О ЧЕЛОВЕКЕ Он изменяет Природу, порабощая ее (сельское хозяйсгво, техника) и наделяя ее определенным смыслом, которого она в себе не имеет, создает дела, совершенно не похожие по своей сути на то, что является в мире творением самой Природы. эш дела приспособлены к его духу и представляют собой его дополнение. Раз они одНажды уже были созданы, он сталкивается с ними в мире, как с чем-то дейсгвительно сущесгвующим. Он создает произведения искуссгва - литературы, музыки и т.д. - создает науку, философию, религию, а таюке исто­ рию самого себя и человечесгва. Создает в каком-то смысле и свою семью, другие семьи, свой собсгвеННblЙ народ и другие народы, что в свою очередь накладывает на него обязательсгва перед семьей и на­ родом, а таюке обязательсгва народов перед человечесгвом. Учреждает тем самым свою родину и другие госу дapcrвa. Всё богатсгво разных ценностей распространяется тотчас же и у него на глазах, обязывая его дейсгвовать в отношении близких, друзей и врагов. Его жизнь получает некую цель и задачу и набирает определенный смысл и зна­ чение, которых нет в самой первоначальной Природе. И такая жизнь становится ответсгвенноЙ. Человек добивается заслуг и отягощается виной. Живет в мире, отличном от Природы, и едва ли не полностью забывает, что в основании всей этой новой дейсгвительности скрыта Природа, равнодушная к ценности и нечувсгвительная к счастью или горькой участи человека. Забывает и то, ЧТО этот единсгвенный тонкий слой на его поверхности представляет в нем человеческое и что ЭТО он изменяет весь смысл его жизни и его судьбы. Теперь он становится личностью, которая играет некую роль в человеческом мире и которая должна иметь в нем самом основу АЛЯ своей автоно­ мии и свободы. ?e тогда, когда он подлежит определенной системе права, это право оказывается совершенно отличным от прав, какие управляют Природой, и является правом, установленным человеком. Так живя, человек может быть счастливым и добрым и может стол­ кнуться с тем, что ему представляется большим и более совершенным, чем он сам и все человечесгво, и что превышает всякие идеи и самые благородные идеалы человека, а также всякие совершенсгва конеч­ ного бытия вообще, т.е. с Богом. И потому он готов посвятить свою жизнь и даже свое сущесгвование реализации идеалов, осознавая 26 Человек и при рода полную свою oтвeтcrвeннocть перед Богом. Забывает, что его бытие и ero жизнь зависят от TOro, что происходит в Природе, и считает, что может преодолеть и победить саму Натуру. И только время от времени ему напоминает об этом ero собcrвенная натура живоnюго, в которой не может распознать себя caмoro. Но творческая ero сила, которая создает специфически человече­ ский мир, не является неOIраниченной и даже не является достаточно творческой, чтобы Быть дейcrвительно способной реализовать этот новый мир и придать ему автономное сущеcrвование. Он может вызвать

Книжечка о человеке Ингарден читать, Книжечка о человеке Ингарден читать бесплатно, Книжечка о человеке Ингарден читать онлайн