Тревожная ночь

густая, что даже сам Вислоухий невольно зажмурился. Плот бесшумно коснулся земли.

Когда пыль рассеялась, Вислоухий увидел прямо перед собой Костю, который почти касался его лица вытянутым вперед шестом. Вислоухий невольно отпрянул. Он слишком хорошо помнил свою вчерашнюю драку с Костей, чтобы рискнуть сразиться с ним один-на-один. Растерянно он обернулся и только теперь заметил Тараса и Йоську, бегущих к нему на помощь.

Тарас бежал лениво, потягиваясь и зевая набегу. Он еще не совсем проснулся. Курчавый тоненький Йоська обогнал его и первый спустился по откосу вниз к Вислоухому. Тарас грузно бежал за ним. Костя попрежнему стоял посреди плота с шестом в руках.

— Что с ним делать? — вполголоса спросил Йоська Вислоухого.

— Потопим, — прошептал Вислоухий.

Тарас радостно захохотал, но вдруг замолк, не зная, как Йоська отнесется к предложению Вислоухого. Йоська молчал. Они трое стояли перед Костей, не зная, с чего начать. На плоту Костя казался неуязвимым. Никто из них первым не решался прыгнуть на плот.

Но Костя сам вывел из затруднения. Он внезапно шагнул вперед и спокойно вышел на берег. Он с таким равнодушием выпустил из рук шест, что глубоко поразил своих врагов.

Вислоухий обхватил его шею руками и прижал головой к своей груди. Костя дернулся с такой силой, что Вислоухий едва удержался на ногах. Но добычи не выпустил.

— Хватайте его за ноги! — крикнул он товарищам.

Тарас поднял Костины ноги. Костя задыхался в объятиях Вислоухого. В глазах у него помутнело. Щекой он чувствовал горячую грудь врага. Он попробовал брыкнуть ногами, но ноги его были зажаты в руках Тараса, как в железных тисках.

— Раскачивай, и в воду! В воду! — кричал Вислоухий.

Костя почувствовал, что его раскачивают. Задыхаясь, наткнулся он ладонью на лицо Вислоухого и закрыл ему глаза.

— Швыряй его в воду! — хрипел Вислоухий.

Но, вместо этого, Тарас вдруг выпустил Костины ноги. Костя нашел точку опоры, неожиданно рванулся вперед и Вислоухий упал. Костина ладонь закрывала ему глаза, и он не видел, что произошло.

— Держите его! — крикнул он, но ему никто не ответил.

Костя бил его рукой и коленом. Долго барахтался под ним Вислоухий. Наконец, ему удалось вывернуться и вскочить на ноги.

— Тарас! — закричал он.

Но к ужасу своему, обернувшись, он увидел, что Тарас и Йоська бесследно исчезли. По откосу спускался высокий милиционер. Он шел прямо на Вислоухого. Два других стояли наверху и смотрели вниз.

Вислоухий кинул Костю и прыгнул в сторону. Его рваное ухо болталось на-бегу, как тряпка. Но не успел он проскакать и десяти шагов, как милиционер крепко схватил его за руку.

— Один есть!

И, оглядев Вислоухого с ног до головы, проговорил:

— Ухо разорвано. Так, так. Он самый! А где остальные два?

— Вот один, — сказал Вислоухий и кивнул головою в сторону Кости, который спокойно стоял возле плота. — А другой уже давно убежал.

Заключение

— Врешь! — раздался сверху громкий голос.

Милиционер, уже подходивший к Косте, поднял голову.

На откосе стоял старик, в высоких сапогах, с ружьем за плечами. Он курил и желтый махорочный дым путался в седой бороде, в пушистых усах.

— Врешь! — говорил он Вислоухому. — Этот мальчик не из ваших. Я вас всех троих знаю.

— А вы кто такой? — спросил милиционер.

— Я здешний сторож, — ответил старик. — Этот мальчик не при чем, товарищ. Те два, которых вы ищете — убежали. Я сам сейчас видел, как они крались по саду.

Вислоухий рванулся и завертелся на руке у милиционера. Но это ни к чему не привело. Милиционер поволок его вверх по откосу.

— А этого мальчика я отведу к себе, — сказал сторож и взял Костю за руку. — Пойдем!

Они вдвоем шли по пустынному саду. Начинался теплый солнечный день. Вот сквозь ветви стала видна зеленая крыша сторожки. Они прошли по гулкому мостику и подошли к крыльцу.

Из будки с громким лаем выскочил белый пес. Костя спрятался за спину сторожа.

— Молчи, дурак! — прикрикнул на него сторож. — Это свои.

Пес подскочил, лизнул хозяина в бороду, потом радостно скуля обнюхал его сапоги.

Щелкнул замок, сторож открыл дверь сторожки. Костя вошел в душную маленькую комнату. Он сперва ничего не мог разглядеть в полутьме. Но скоро глаза его привыкли. В углу он увидел кровать, укрытую овчинным тулупом, в роде тех, в которых дворники дежурят зимой по ночам. Из-под тулупа торчал вихор волос.

— Посмотри, — сказал сторож и откинул край тулупа.

Костя увидел сонное детское лицо.

— Было уже за полночь, когда я его снял с острова, — говорил сторож. — Он долго не засыпал, все рассказывал о тебе, все беспокоился, не утонул ли ты.

— Валя! — прошептал Костя, задыхаясь от радости. — Валя!

Но Валя крепко спал.

густая, что даже сам Вислоухий невольно зажмурился. Плот бесшумно коснулся земли. Когда пыль рассеялась, Вислоухий увидел прямо перед собой Костю, который почти касался его лица вытянутым вперед шестом. Вислоухий невольно