Капитализм и свобода. Милтон Фридман

Капитализм и свобода. Милтон Фридман

Представленная вниманию читателей книга — классика экономи-

ко-политической литературы второй половины XX века. Немного

работ оказали столь сильное влияние на ход обсуждения ключевых

проблем общественного развития в течение последних десятиле-

тий. Она не нуждается в пространном предисловии. То, что автор

хотел сказать российскому читателю, он сделал лучше, чем это мо-

жет сделать кто бы то ни было другой.

Отнюдь не со всем,что написано в этой работе,могу полно-

стью согласиться. Эту книгу, на мой взгляд, должен прочитать лю-

бой культурный человек, вне зависимости от того, разделяет он

взгляды автора или нет.В последнем случае хотя бы для того,чтобы

с ним грамотно полемизировать.

Остановлюсь лишь на одном моменте, который важно по-

нимать — истоках радикализма М. Фридмана. Могу себе предста-

вить читателя, который сочтет, что он имеет дело с произведением

оторванного от жизни сумасброда и отложит книгу,увидев в конце

главы II,что автор выступает за демонтаж организованных государ-

ством пенсионных систем.Это будет ошибкой.Работу М.Фридмана

трудно понять вне контекста идеологической обстановки того вре-

мени,когда он читал обобщенные в ней лекции.

Период середины 1950-х — начала 1960-х годов — пожалуй,

пик влияния дирижистских и социалистических идей в мире.Дина-

мический рост экономик социалистических стран еще не прерван

нарастающими трудностями их развития в 1970-х годах,президент

США Дж.Кеннеди и премьер-министр Великобритании Г.Макмил-

лан обсуждают,что они будут делать,когда СССР превзойдет США

по уровню экономической мощи1.В общественном сознании доми-

нирует убежденность в благотворности расширения государствен-

ного участия в регулировании экономических процессов и уве-

личения доли государственных расходов в валовом внутреннем

продукте. Левые интеллектуалы, весьма влиятельные в академиче

ских кругах, доказывают, что кажущиеся им очевидными преиму-

щества социалистической экономики можно соединить с сохране-

нием политических свобод.

Сама эта интеллектуальная атмосфера, продукт историче-

ского развития предшествующих полутора веков2, через 20 лет под

влиянием нарастающего кризиса «государства всеобщего благосо-

стояния», проблем социалистических экономик в СССР и Восточ-

ной Европе и их последующего краха радикально изменится. Но

в конце 1950-х — начале 1960-х годов это мало кто способен понять.

Идейные либералы3, такие как Ф. Хайек и М. Фридман —

незначительное меньшинство в университетском сообществе. Их

влияние на обсуждение принципиальных проблем экономики и по-

литики даже в США, не говоря уже о странах Западной Европы,

крайне ограничено. Да, их работы закладывают основу долгосроч-

ного изменения доминирующей в мире при обсуждении социаль-

но-экономической проблематики парадигмы,повестки дня эконо-

мической политики конца 1970-х — начала 1980-х годов,связанной

с именами Р. Рейгана и М. Тэтчер. Но это станет понятно не скоро.

В то время,когда была написана представленная вниманию читате-

лей книга,все это — взгляды людей,которые кажутся большинству

современников архаичной сектой, не способной забыть об идеалах

конца XVIII — начала XIX века.Когда к тебе относятся как к сектан-

ту, это неизбежно стимулирует радикализацию позиции. Вне этого

контекста можно неточно оценить написанное в книге.

История учит,что в меняющемся мире и радикальные идеи

могут оказаться востребованными, воплощенными на практике.

В конце главы II М.Фридман пишет:«Принципам свободного рын-

ка соответствует добровольная армия,иными словами,наем солдат

на службу.Непростительно не платить цену,требуемую для привле-

чения надлежащего числа солдат.Нынешняя система неравноправ-

на и произвольна, она серьезно ущемляет свободу… и, скорее всего,

обходится еще дороже, чем рыночная альтернатива (другое дело —

всеобщее военное обучение для подготовки резервистов на случай

войны; его можно оправдать, исходя из либеральных традиций)».

Сам М. Фридман обращает внимание на то, в какой степени это слово

в американской традиции XX века оказалось искаженным по отношению к его пер’

воначальному смыслу, и тем ни менее считает возможным употреблять его для обо’

значения собственных взглядов.

В то время, когда эти слова были сказаны, необходимость сохране-

ния призыва в мирное время была аксиомой для военно-политиче-

ской элиты Соединенных Штатов, а обсуждение возможности его

отмены — очевидным признаком отрыва от жизненных реально-

стей. Примерно 15 лет спустя М. Фридман стал одним из ключевых

членов созданной президентом США Р.Никсоном комиссии по под-

готовке реформы системы комплектования вооруженных сил. Ко-

миссия представила документы, послужившие основой перехода

Соединенных Штатов к полностью профессиональной армии, со-

четающейся с подготовкой резервистов. В общественной полеми-

ке, предшествовавшей в США этому решению, роль выступлений

и статей М.Фридмана была серьезной.

Специалисты по налоговым вопросам хорошо знали,какие

трудноразрешимые проблемы в организации системы мобилиза-

ции государственных доходов связаны с использованием прогрес-

сивного подоходного налога. Но идея перехода от прогрессивного

подоходного налога к плоскому,высказанная в числе прочих в этой

книге, в конце 1950-х годов общественному мнению могла показа-

ться поразительно экзотичной.Сегодня подобная реформа на прак-

тике реализована в России, Украине, Словакии, Эстонии, активно

обсуждается на постсоветском пространстве и в Восточной Евро-

пе,стала темой серьезных дискуссий в Англии и Германии.

Знакомясь с работой такого глубокого и проницательного

мыслителя,как М.Фридман,полезно помнить:то,что сегодня пред-

ставляется экзотикой, завтра может стать одним из ключевых эле-

ментов политической повестки дня.

Егор Гайдар,

директор Института экономики переходного периода

Предисловие к русскому изданию

Мы с женой были в России только однажды — осенью 1962 года,

когда англоязычная версия этой книги была впервые напечатана

в Соединенных Штатах.В то же время при советском режиме нель-

зя было и думать о легальной русской версии, хотя позже я узнал,

что какие-то самиздатские переводы ходили по рукам.

Более подробно мы описали нашу трехнедельную поездку

в наших мемуарах1. Вот несколько отрывков, которые все, как на-

рочно,были написаны моей женой Роуз.

Сельская местность,которую мы видели по пути из Варша-

вы в Москву [мы ехали из Варшавы в Москву на туристи-

ческом автобусе — это отдельная история],мало измени-

лась по сравнению с описаниями 50–100-летней давности.

Тот же деревенский колодец и телеги,запряженные лоша-

дьми,преобладание женщин,гнущихся в три погибели на

полевых работах,и почти полное отсутствие механизиро-

ванного оборудования.Деревни в основном погружены

в темноту; только в редких сельсоветах горит свет…

В Москве нас поразило государственное богатство посреди

людской нищеты.Люди,торопливо шедшие по улицам,

были бедно одеты.Витрины были однообразны,а товары

жутко дорогие — оценивать ли их в долларах по офи-

циальному курсу или в рублях относительно среднего до-

хода.Было построено много жилых домов,но,судя по на-

шему личному опыту,приобретенному в недавно

возведенных гостиницах в Минске и Смоленске,качество

жилья было невероятно низким…

С другой стороны,новый Дворец Советов в Кремле пред-

ставлял собой великолепное современное здание из алю-

миния и стекла и столь же великолепным оказался Дворец

пионеров,предназначенный для внешкольных занятий

подростков.Как мы заметили,подростков,которые зани-

мались во дворце,привозили туда в первоклассных авто-

мобилях с шоферами.Опера,балет,кукольный театр — все

было прекрасно.Все было для привилегированных…

Мы приехали в Советский Союз исключительно в качестве

туристов.Однако советские экономисты,которых мы при-

нимали в Чикаго,уговаривали нас увидеть своими глазами,

что такое Советский Союз,давая понять,что они будут го-

товы нам все показать.По нашей просьбе гид из «Интури-

ста» позвонил некоторым из этих экономистов.Один из

них сказался больным,других,как выяснилось,в этот мо-

мент не было в городе,третьи не могли заняться нами по

каким-то иным причинам.

Я [Роуз] резюмировала наши впечатления от Советского

Союза в журнале Oriental Economist в октябре 1976 года,

когда воспоминания еще были свежи: «Трудно выразить

словами угнетающее чувство,охватившее нас во время

поездки в Советский Союз.Не было ничего конкретного,

чему мы могли бы приписать свой страх.Атмосфера была

такой,что казалось,будто за нами постоянно следят.Везде-

сущие громкоговорители,торчащие в каждом гостинич-

ном номере; ощущение,что можно пойти только в опреде-

ленные места,причем пойти только вместе с тем или иным

гидом из „Интуриста“…Обычные люди,с которыми мы

иногда сталкивались и пытались поговорить,казалось,

боялись разговаривать с иностранцами и все время огля-

дывались,чтобы посмотреть,кто нас слушает».

В нас вселяло надежду дружелюбие тех,с кем мы встреча-

лись,— оно особенно проявлялось,когда мы говорили,что

мы американцы.Судя по их вопросам,советская пропаган-

да убедила людей,что американцы хотят начать войну.

Почти все,с кем мы разговаривали,выражали большое

беспокойство в связи с войной и настаивали,чтобы мы

передали дома,что советские люди не хотят войны с Аме-

рикой.С другой стороны,пропаганда не сумела вселить

в них убеждение насчет низкого уровня жизни американ-

цев.Люди,с которыми мы встречались,всегда интересова-

лись,насколько хорошо живут американцы.Они никогда

не спрашивали,есть ли у нас дом,а — сколько у нас домов.

Или: сколько у нас машин?

ПРЕДИСЛОВИЕ К РУССКОМУ ИЗДАНИЮ

| 11 |

Благодаря нашему былому опыту я еще больше рад, что «Капита-

лизм и свобода» выходит наконец в России и будет доступна людям,

которые больше, чем иные, могут оценить взаимосвязь между че-

ловеческой свободой и капитализмом. Сущность капитализма —

частная собственность, и она является источником человеческой

свободы. То, что принадлежит всем, не принадлежит никому. Тем,

чем надежно владеет один,могут воспользоваться для удовлетворе-

ния своих нужд другие с помощью добровольной кооперации —

а это сущность свободы.

Многие детали, обсуждающиеся в этой книге, устарели

и уже не имеют значения. Однако основные принципы сохраняют

свою ценность и актуальность для решения проблем, с которыми

сталкиваются страны распавшегося Советского Союза при строи-

тельстве свободного и процветающего общества.

Сан-Франциско, Калифорния

25 октября 2005 года

Предисловие к изданию 2002 года

В предисловии к изданию этой книги,вышедшему в 1982 году,я опи-

сал кардинальное изменение общественного мнения,выразившееся

в том,насколько по-разному были восприняты «Капитализм и сво-

бода»,впервые опубликованная в 1962 году,и другая книга,которую

я также написал вместе со своей женой — «Свобода выбирать» (Free

to Choose),трактующая предметы в том же философском ключе,но

вышедшая впервые в 1980-м. Общественное мнение менялось по

мере того и отчасти из-за того, как расширялась роль государства

и правительства под влиянием идеи государства всеобщего благо-

состояния и кейнсианских взглядов. В 1965 году, когда я читал лек-

ции, которые моя жена помогла мне оформить в книгу, государ-

ственные расходы в США — на федеральном уровне, на уровне

штатов и на местном уровне — составляли 26% национального до-

хода. Бoльшая часть расходов шла на оборону. Невоенные расходы

составили 12% национального дохода.Через четверть века,в 1982 го-

ду, когда вышло новое издание книги, общий объем государствен-

ных расходов вырос до 39% национального дохода,а невоенная доля

возросла более чем вдвое,составив 31% национального дохода.

Изменение общественного мнения принесло свои плоды.

Оно проложило дорогу избранию Маргарет Тэтчер в Великобрита-

нии и Рональда Рейгана в Соединенных Штатах. Они сумели обуз-

дать левиафана, если не сломить его. Общий объем государствен-

ных расходов в США постепенно опустился с 39% национального

дохода в 1982 году до 36% национального дохода в 2000-м, но это

в основном произошло вследствие снижения военных затрат. Не-

военные расходы остались приблизительно на том же уровне: 31%

в 1982 году,30% в 2000 году.

Общественное мнение получило дополнительный толчок

для развития в том же направлении после падения Берлинской сте-

ны в 1989 году и распада Советского Союза в 1992-м. Так пришел

к драматическому концу семидесятилетний эксперимент — сорев-

нование двух альтернативных способов организации экономики:

сверху вниз vs.снизу вверх,социализма vs.капитализма.Результаты

этого эксперимента были предсказаны аналогичными эксперимен-

тами меньшего масштаба:Гонконг и Тайвань vs.материковый Китай,

Западная Германия vs.Восточная Германия,Южная Корея vs.Север-

ная Корея. Но потребовались драма Берлинской стены и распад

СССР, чтобы сделать эти результаты достоянием житейской муд-

рости,и теперь мало кто сомневается,что централизованное плани-

рование — это действительно «дорога к рабству»,как озаглавил свою

блистательную полемическую работу 1944 года Фридрих А.Хайек.

То,что справедливо по отношению к Соединенным Штатам

и Великобритании, справедливо и относительно других западных

развитых стран.В первые послевоенные десятилетия страна за стра-

ной испытывала одно и то же:бурный рост социализма,за которым

следовал социализм ползучий или застойный. И во всех этих стра-

нах сегодня происходит движение в сторону повышения роли рын-

ка и уменьшения роли государства. На мой взгляд, ситуация отра-

жает значительное отставание практики от общественного мнения.

Быстрая социализация в послевоенные десятилетия отражала до-

военную тягу общественного мнения к коллективизму; будущая

десоциализация отразит пoзднее воздействие перемен в обще-

ственном мнении,вызванных распадом Советского Союза.

Перемены в общественном мнении оказали еще более ради-

кальное влияние на бывшие малоразвитые страны.Это справедли-

во даже по отношению к Китаю, крупнейшему

и свобода. Милтон Фридман Капитализм читать, и свобода. Милтон Фридман Капитализм читать бесплатно, и свобода. Милтон Фридман Капитализм читать онлайн