Иван Карамазов как философский тип

и глава о детях. Ввиду этих глав вы бы (по-видимому, Кавелин) могли отнестись ко мне хотя и научно, но не столь высокомерно по части философии, хотя философия и не моя специальность. И в Европе такой силы атеистических выражений нет и не было. Стало быть, не как мальчик же я верую во Христа и Его исповедую, а через большое горнило сомнений моя осанна прошла». В одном письме 1870 года Достоевский говорит, что «вопрос, которым я мучился сознательно и бессознательно всю свою жизнь, – существование Божие».

4

Невольно напрашивается на сопоставление образ, навеянный тем же настроением и принадлежащий одному из самых вдумчивых и благородных философов новейшей Франции, именно безвременно угасшему Гюйо: «Однажды ночью какой-то ангел или серафим взял меня на свои крылья, чтобы отнести меня в евангельский рай к „Творцу“, и я почувствовал себя летящим в небесах, над землею. По мере того, как я поднимался, я слышал несущийся с земли по направлению ко мне протяжный и печальный шум, подобный монотонной песне потоков, раздающейся с гор в тиши вершин. Но на этот раз я различаю человеческие голоса; это были рыдания, смешанные с просьбами о помиловании, стоны, прерываемые славословиями, это были отчаянные мольбы, воздыхания умирающей груди, вырывавшиеся вместе с хвалой; и все это смешивалось в один могучий голос, в такую раздирающую симфонию, что мое сердце переполнилось жалостью. Небо показалось мне потемневшим, и я не видел уже более ни солнца, ни радости вселенной. Я обратился к тому, кто меня сопровождал. – Разве ты не слышишь? – сказал я ему. Ангел посмотрел на меня со спокойным и ясным лицом: – Это, – сказал он, – молитвы людей, которые с земли несутся к Богу. И, когда он говорил это, его белое крыло сверкало на солнце; но оно показалось мне черным и полным ужаса. – Я истек бы слезами, если бы был этим Богом, – воскликнул я, и действительно почувствовал, что плачу, как дитя. Я выпустил руку ангела и упал на землю, полагая, что у меня остается еще слишком много гуманности, чтобы я мог жить в небе» (M. Guyau. Esquisse d’une morale sana obligation, ni sanction. 5-me éd, Paris, 1900, p. 12). [«Esquisse d’une morake sans obligation…» – Сочинение М. Гюйо «Очерк морали без обязательства и без санкции» (1885). – Примеч. Изд.]

5

Для меня лично этот карамазовский вопрос существовал в пору наибольшего увлечения марксизмом. Ср. предыдущую статью «Закон причинности и свобода человеческих действий», стр. 48. [«Закон причинности и свобода человеческих действий» – Статья 1897 года, включенная в МИ (с. 35–52), где Булгаков, полемизируя с П. Б. Струве и Р. Штаммлером, с марксистских позиций защищает исторический детерминизм. Тем не менее, с ссылкой на соответствующие слова Ивана Карамазова в главе «Бунт», здесь говорится: «…бунт личности против мирового порядка, объективной закономерности вещей, во имя того, что этот порядок не отвечает идеалам данной личности ‹…› это драматическое положение не может быть разрешено или устранено никакими гносеологическими соображениями…» (с. 48). – Примеч. изд]

6

См. статью «Что дает современному сознанию философия Владимира Соловьева?». [«Что дает современному сознанию философия Владимира Соловьева?» – Статья 1903 г., переработанная из публичной лекции, с большим успехом читанной Булгаковым в Киеве и других городах, и включенная в МИ (с. 195–262); в этой статье-реферате проблема мирового зла получает метафизическое истолкование – как следствие отпадения мира от божественного всеединства, О «трагизме сомнений Ивана Карамазова» – см.: МИ. С. 227–228. – Примеч. изд]

7

Я знаю, что в образе инквизитора хотят видеть характеристику католической церкви. Но эти исторические толкования, по существу дела спорные, только мешают ясности понимания философского содержания легенды.

8

Более подробное развитие этих идей см. ниже в статье «О социальном идеале».

Комментарии

1

…с первыми, философскими сценами «Фауста». – Имеется в виду прежде всего первая сцена 1‑й части «Фауста» – «Ночь», в которой герой под влиянием веянья весны и пасхальных песнопений отказывается от мысли о самоубийстве.

2

…поставленная уже Сократом и даже …софистами… этическая проблема, – Софисты (группа древнегреческих мыслителей середины V – первой половины IV в. до н. э.) убеждали в отсутствии абсолютной истины, объективных нравственных ценностей. Сократ опровергал их гносеологический и этический релятивизм.

3

…в наши дни из всех философских проблем этическая проблема выдвигается на первое место… – Для самого Булгакова этический идеализм Канта был мостом от историко-материалистического к христианскому миросозерцанию: «…Кант всегда был для меня несомненнее Маркса ‹…› я считал необходимым поверять Маркса Кантом, а не наоборот»; «Путь к философскому „определению добра“ лежит через Канта…» // «От марксизма к идеализму». Сборник статей (1896–1903). С. XI, XVIII. Ср. также: «В марксизме нет ни одного грана этики» («От марксизма к идеализму». Сборник статей (1896–1903) С. 292).

4

…человек …переходящий от детской традиционной веры к сознательной вере или неверию. – Психологию этого «перехода» Булгаков описывает в автобиографическом очерке «Мое безбожие» («Автобиографические заметки». Париж, YMCA-Press, 1946 С. 25–33).

5

…«по сю сторону добра и зла». – По-видимому, описка или опечатка. Нужно: «по ту сторону добра и зла» (название сочинения Ницше, 1886). В авторском предисловии к книге «От марксизма к идеализму». Сборник статей (1896–1903) Булгаков также отметил: «…Достоевский в художественном образе Ивана Карамазова ‹…› не только предвосхищает, но как бы и заранее резюмирует Ницше…» (с. XV).

6

«плоды сердечной пустоты» – Строка из стихотворения А. С. Пушкина «Я пережил свои желанья…» (1821).

7

«Кандид» – В философской повести Вольтера «Кандид, или Оптимизм» (1759) развенчивается идея универсальной гармонии, что влечет за собой в финале умеренно-скептический вывод: «Надо возделывать свой сад». Повесть явилась одним из философских источников для творчества Достоевского.

8

…вопрос, который со времен Лейбница стал называться проблемой теодицеи. – Имеется в виду сочинение Г. В. Ф. Лейбница «Теодицея», 1710 (в букв. переводе с греч. – «оправдание Бога») и его учение о «предустановленной гармонии» как онтологической основе нашей Вселенной – сотворенного Богом «наилучшего из возможных миров». Лейбниц (подобно карамазовскому черту) считает зло необходимым элементом совершенного порядка вещей, оттеняющим, по Божьему попущению, добро.

9

«Верь тому, что сердце скажет…» – Строки из стихотворения Шиллера «Желание» (1801) в переводе В. А. Жуковского. Эти строки цитируются в «Братьях Карамазовых», в главе «Великий инквизитор» (Кн. V. Гл. V).

10

«Легенда о великом инквизиторе»… – Булгаков называет «поэму» Ивана Карамазова «Великий инквизитор» (одноименная глава V книги пятой романа) «легендой» под влиянием работы В. В. Розанова «Легенда о Великом инквизиторе Ф. М. Достоевского. Опыт критического комментария» (1891).

11

…религиозная картина Васнецова… – Об отношении Булгакова к Васнецову см. в его статье «Васнецов, Достоевский, Вл. Соловьев, Толстой (Параллели)», где усматривается «духовное сродство» между этим художником и Достоевским и, в частности, утверждается, что у Васнецова «нашло выражение религиозное чувство мятущегося века, прошедшее через горнило сомнений»; «художественная специальность» Васнецова – «психология религиозного чувства, живого и, следовательно, в высокой степени индивидуального» // Литературное дело. СПб., 1902. С. 121, 122.

12

…речи на эту и подобную тему… «Доктора Штокмана»… – Пьеса Г. Ибсена «Враг народа» (1882) под названием «Доктор Стокман» была поставлена К. С. Станиславским на сцене Московского Художественного театра в октябре 1900 г. и получила огромный общественный резонанс. Булгаков имеет в виду 4‑й акт драмы, где главный герой обличает тупость и покорность толпы.

13

«Смерть и время царят на земле…» – Последняя строфа стихотворения В. С. Соловьева «Бедный друг, истомил тебя путь…» (1887).

14

…в своей речи о Пушкине. – В знаменитой «пушкинской речи», произнесенной 8 июня 1880 г. в Обществе любителей российской словесности в Москве, Достоевский говорит: «Стать настоящим русским, стать вполне русским, может быть, и значит только ‹…› стать братом всех людей, всечеловеком, если хотите» (Достоевский. Т. 26. С. 147).

15

«Und sehe, das wir nichts wissen köntn. Das will mir schier das Herz verbrennen» – «Но знанья это дать не может, / И этот вывод мне сердце гложет» (нем.) // «Фауст». Ч. 1. Сцена «Ночь». Пер. Б. Пастернака.

16

«Du gleichst, den du begreifst, nicht mir» – «…с тобою схож / Лишь дух, который сам ты познаешь, – / Не я!» («Фауст». Там же. Пер. Б. Пастернака).

17

…мировоззрение О. Конта и религии человечества… – Конт считал венцом общественного развития его «позитивную», или научную, стадию, обеспечивающую рациональную организацию общества; этой стадии должна соответствовать «религия человечества», культ и катехизис которой Конт разработал в сочинении «Система позитивной политики» (1851–1854), Булгаков сопоставляет эти идеи с преобразовательными замыслами Фауста во 2‑й части трагедии (переделка природы, общественное благоустройство).

18

«Nach drüben ist die Aussicht uns verrant…» – Из монолога Фауста в сцене «Глубокая ночь» 2‑й части. В пер. Н. Холодковского:

…в мир другой для нас дороги нет.

Слепец, кто гордо носится с мечтами,

Кто ищет равных нам за облаками!

Стань твердо здесь – и вкруг следи за всем:

Для мудрого и этот мир не нем.

Что пользы в вечность воспарять мечтою!

Что знаем мы, то можно взять рукою.

И так мудрец весь век свой проведет.

Грозитесь, духи! Он себе пойдет,

Пойдет вперед, средь счастья и мученья,

Не проводя в довольстве ни мгновенья!

(пер. Н. Холодковского).

19

«Das ist der Weisheit letzer Schluss…» –

Конечный вывод мудрости земной:

Лишь тот достоин жизни и свободы,

Кто каждый день за них идет на бой!

Из заключительного предсмертного монолога Фауста

(пер. Н. Холодковского).

Иван Карамазов как философский тип Булгаков читать, Иван Карамазов как философский тип Булгаков читать бесплатно, Иван Карамазов как философский тип Булгаков читать онлайн