Worksites
Прикладная философия
русской национальной идеи и оптимизации экономики для быстрого мирного подъема страны. Объективными противниками партии будет вся люмпенизированная часть класса чиновников и жиды, приватизировавшие национальные богатства России. Конкретными противниками могут быть любые наемники и профессиональные партийные функционеры других партий. Т. е. объективно – ничтожное меньшинство, но очень большие деньги и государственная власть. Политическая задача партии – легитимно прийти к власти, после этого совершить социальный классовый переворот, состоящий в подчинении власти, класса чиновников, обществу, создание механизмов реализации главенства общества над исполнительной властью. Экономическая задача – минимизация обобщенных налогов, включающая предельную демократизацию государственной системы, создание условий для идеального рынка, оптимизацию налогов и механизма их распределения. Возможные источники финансирования – национально ориентированные предприниматели. Идейный двигатель на стадии распространения идеи – научно-техническая интеллигенция, контингент, способный самостоятельно по книге разобраться и принять предлагаемый набор идей. Объективно, для этого подходит около четверти научно-технической интеллигенции страны. Остальной контингент к этому набору идей потенциально не готов, и необходимо значительное время для их распространения. После широкого распространения идей в стране наиболее подходящим организующим контингентом будут офицеры, уволенные в запас. Этот же контингент позволит изменить нравственный климат в чиновничьей среде после возможного прихода партии к власти. В этническом отношении Россия пребывает сегодня в стадии распада коммунистического этноса. Это состояние может тянуться еще какое-то время, но его затягивание будет сопровождаться процессом откалывания кусков от государства. Первый такой массовый раскол произошел в момент распада СССР. Если мы не изменим своего этнического состояния, то через некоторое время непременно последуют новые территориальные потери. Изменить этническое состояние, это значит создать новый этнос, дать обществу новый набор ценностей и ориентиров, привести к управлению обществом новый слой людей. Типов этносов всего два, экономический, т. е. опирающийся на идею экономического интереса, корысти, без ярко выраженной нравственной идеи, и нравственный этнос с единой цементирующей идеей, перед которой в разумных пределах может отступать эгоизм личности, и на базе которой возможна консолидация общества и позитивные перемены. Предлагаемая программа с этнической точки зрения представляет собой создание нового нравственного национал социал-демократического этноса в России. Новый набор идей политических, экономических, нравственных. Новый набор людей, которые должны будут войти в число государственных управленцев в дополнение к оставшимся там нормальным профессионалам, создадут нравственный климат в чиновничьей среде, позволяющий государственной машине эффективно работать. Других нормальных выходов из нынешнего тупика у России нет, отдельная личность ничего изменить не сможет. Послесловие Этот мир ставит перед человеком множество вопросов. Каждый из всего этого множества замечает только те, которые ему по силам, чтобы через решение их совершенствоваться и не испытывать комплексов неполноценности от ощущения своей беспомощности. Это один из принципов социального устройства этого мира, один из законов Кармы. Мне мир в детстве назадавал кучу вопросов, ответы на которые пришлось находить многие годы в промежутках между другими сиюминутными вопросами и делами. В принципе эта книга посвящена двум таким глобальным вопросам. Во-первых, в чем смысл человеческого бытия? В этой части я не создал ничего нового, а только очень поверхностно рассмотрел некоторые альтернативные варианты, а ту систему, которая мне наиболее близка, частично переложил на язык иной, более современной, культуры. Возможно я и не стал бы касаться этого вопроса, поскольку потребителей его очень мало. Те немногие, кто действительно озабочен этой проблемой, сами находят для себя ее решение. Но оказалось, что эта тема вплотную подошла ко второму глобальному вопросу, на который потребителей сегодня неизмеримо больше. Как жить сегодня? Что это за такой особый путь России? Почему народ воин, которому весь остальной мир только изредка в состоянии дать достойного противника, в результате всегда оказывается проигравшим? Почему талантливый и работоспособный народ, самой богатой природными ресурсами страны, постоянно живет беднее и хуже других? Как эту традицию изменить? Вот по этому набору вопросов подсказок мне не попалось. Насколько убедительна моя концепция, судить читателю. Еще со школы у меня было желание разобраться с особой исторической судьбой России, понять, что выделяет ее из общего ряда достаточно благополучных Европейских государств, делая постоянно неблагополучной. Случайным стечением обстоятельств это постоянное неблагополучие не объяснишь, поэтому хотелось бы уловить закономерности, найти истинные причины. Первое принципиальное историческое отличие было связано с монголо-татарским игом. Географически Россия оказалась на пути монголов, приняла удар на себя и отстала из-за этого на двести лет от остальной Европы. Однако, в чем конкретно выразилось это отставание я понять не мог. Тем более, несколько столетий спустя, во времена Екатерины Второй технического отставания уже точно не было. История должна была идти, как и у всей Европы. Однако этого не происходит, Россия идет по какому-то своему особому мучительному болезненному пути. Второе принципиальное отличие, где можно было поискать ответ, связано с религией. Наиболее передовым в техническом отношении оказывается христианский мир, мусульмане и буддисты отстают, Православная Россия тоже, хотя и не так сильно. Какого-то прямого влияния религии на технический прогресс сходу не видно, поэтому приходится углубляться в вопросы религии гораздо глубже, чтобы понять это возможное влияние. Но в результате вместо ответов возникает множество новых необъяснимых вопросов. Приведу некоторые из них, лежащие на поверхности. Если культурно-технический центр древности был в Греции, а потом Итальянском Риме, то почему великие религии возникают на периферии этих центров, на Ближнем Востоке, у отсталых евреев и арабов? Как и почему в Риме утверждается Христианство? Если евреи богом избранный, особо духовный народ, то где эта духовность, почему сегодня это как раз самый корыстный, наиболее бездуховный народ? Почему в эпоху Возрождения в христианской Европе, где работает инквизиция, вдруг необычайный всплеск увлечения языческой греческой культурой, почему классиком считается Аристотель, живший две тысячи лет назад, откуда такая осведомленность об этой культуре, и почему воинствующее христианство так спокойно и уважительно к этой языческой культуре относится? Совершено темный исторический вопрос о крещении Руси и выборе конфессии. Может быть дело в феодальной отсталости России? Но Германия была раздробленной еще до середины девятнадцатого века, а полноценная всевластная монархия просуществовала, как и в России, почти до конца Первой Мировой войны. Наконец, если в России были великие бунты сотрясавшие самую мощную из империй, восстание Разина, Пугачева, большевиков, то спрашивается, где он этот бунтарский дух сегодня? На хребте у народа сидит шайка проворовавшихся, разложившихся прохвостов, а народ – великий бунтарь десятилетия безропотно взирает на это и выпрашивает у этих прохвостов сегодня пенсии в срок. Очень интересный и совершенно непонятный вопрос в мировой истории, это подъем и упадок государств. Куда делись великие древние цивилизации Египта, Индии, Китая? Как их всех опередила отсталая прежде Европа, за счет чего? Он совсем не праздный для положения России в мировой цивилизации. Россия постоянно находится в режиме небольшого отставания от передовых государств, иногда за счет сверхнапряжения догоняя, а потом опять отставая. Понимание этих механизмов могло позволить исправить это положение, но углубление в Российскую историю тоже дает больше неразрешимых вопросов, чем ответов. Мои теоретические попытки построить начало мировой цивилизации из экономики и человеческой психологии приводили к совершенно иным результатам, чем давала мировая история. Публикация авторов Новой Хронологии развязала мне руки, доказав нестрогость традиционной мировой истории. При этом их вариант исторической концепции полностью совпал с результатами моих модельных построений. Из их истории я взял всего три подсказки, которые были совершенно неизвестны мне из традиционной истории. Это вероятное время евангелических событий, происхождение турок Османов и роль Романовых в смуте. А после этого мировая история и история Руси построились сами, исходя из экономики, элементарной житейской психологии и биологической продолжительности жизни человека. История стала простой, логичной, понятной. Исчезли все неясности, исторические несуразности, сами собой возникли ответы на вопросы о особенности русского пути и том, что делать сегодня, причем все ответы достаточно простые и естественные, понятные на уровне здравого смысла. И тем не менее, объективно оценивая результат своей работы, я считаю, что он будет принят очень плохо. У человеческого восприятия картины мира есть ряд особенностей, которые не позволяют быстро внедрять революционные учения. Подавляющее большинство людей не умеет думать, не умеет доверять своему сознанию. Истиной для человека что-то становится, когда все вокруг начинают это утверждать, и тогда он тоже присоединяется к этому общественному хору. Это не хорошо и не плохо, это объективное проявление человеческого сознания, одно из защитных его свойств в этом мире. Именно по этому же принципу устроено общественное правовое сознание, оно в данном вопросе ориентировано на наиболее распространенный вариант отдельного биологического сознания. Истиной признается то, что признали двенадцать случайных независимых людей. Поэтому, то, что я изложил, хотя это специально было доведено до «пальцевого уровня» простоты, не может быть принято широким кругом читателей. Самостоятельно принять это могут только те, кто сам ориентирован на поиск истины, на умение отвергать одни концепции и выбирать новые, способные лучше объяснить имеющийся практический материал. Фактически это только какой-то процент научно-технической интеллигенции. Представители других, даже как бы научных дисциплин, реально этому не обучены и потому гораздо более догматичны и менее самостоятельны в мышлении. Но даже из среды научно-технической интеллигенции для этого годятся только те, кто интересовался историческими вопросами, обладает необходимой эрудицией, позволяющей оценить насколько естественнее становится новая историческая концепция по сравнению с традиционной. А это в результате дает общую цифру всего около десяти процентов научно-технических работников. Однако их голос может потом сдвинуть равновесие в сторону более широкого признания. Произойдет это или нет, я не знаю. Я вообще не знаю, нужно ли это для мировой цивилизации. Быть может самым оптимальным вариантом для нее будет такой, когда Россия будет постоянно пребывать в ущемленном состоянии, или на каком-то этапе рассыплется. К уровню понимания этих вопросов я пока даже не приблизился. Не зависимо от того, как будет принята эта публикация, мир будет существовать и изменяться по своим очень сложным и далеким от нашего понимания законам. Вброшенный мною набор идей тоже только часть этого сложного мира. Появление их именно сейчас, как этап самоосознания человечеством некоторых элементов мирового устройства, вполне закономерен, и не стоит особняком в человеческой культуре от всего остального. А будут ли мои социальные построения использованы, определится какими-то более глубинными законами развития общества, которые пока нам не известны. Когда мне было около двадцати я бы много дал за то, чтобы кто-то помог разрешить многие вопросы. Отсюда мое углубленное изучение марксизма, интерес к религиям, истории, восточным философиям. Какие-то ответы и подсказки попались, но большинство вопросов тогда осталось без ответа. Повезло мне в этом или нет, не знаю, потому как в конечном итоге, все ответы я нашел сам, пусть и не

Прикладная философия читать, Прикладная философия читать бесплатно, Прикладная философия читать онлайн