Worksites
Основы философии. Учебное пособие для студентов нефилософских специальностей. Ю. В. Бабаев
самой абстрактной наукой, в то же время выступает наукой очень жизненной, конкретной. Философия – теоретический слепок, каркас действительности, а потому и отношение к ней должно быть серьезным: её надо изучать. Предлагаемое пособие – это только введение в серьёзную философию. Но даже тем, которые отнесутся к философии только как к учебному предмету, оно поможет сдать экзамен на положительную оценку. Для тех, кого философия заинтересует, кто готов углубиться в поднимаемые философией проблемы, кто увидит в ней не «предмет», а целый пласт духовной культуры, развивающуюся картину исканий человеческого духа, для таких студентов в конце книги приведён список серьёзной учебной, исследовательской, справочной литературы, названы основополагающие труды (или извлечения из них) философов всех времён и народов, в которых раскрывается грандиозная картина развития человеческой мысли в поисках сущего. В заключение предисловия скажем несколько слов в обоснование структуры предлагаемого пособия. Рассмотрением истории развития философской мысли пособие завершается, а не открывается. Многолетний опыт преподавания философии показал, что только при четком представлении об общетеоретическом каркасе философии, её предмете, категориальном аппарате, рассматриваемых в курсе философии проблемах можно уловить тонкости развития философской мысли прошлого, увидеть ход возведения цельного здания самой общечеловеческой науки от её фундамента до современного состояния. В противном случае студенты запоминают имена, моменты биографии мыслителей прошлого, но не усваивают картину нарастания человеческой мудрости. История философии – это духовная история человечества и самого человека, история биения его неспокойного духа. Хотя блаженна «жизнь, пока живешь без дум» (Софокл), но «мы рождены, чтоб чувствовать, страдать» (Пушкин). Поэтому не следует страшиться «темноты» философии. Она за века заслужила уважительное отношение к себе, а автор стремился к тому, чтобы даже, казалось бы, тёмное изложить ясно. Часть первая. Философия и её основные проблемы Тема 1 Философия как мировоззрение и обобщённая картина бытия От мифологических представлений – к абстрактному мышлению. Практика как решающее условие становления теоретического мышления Если для студента философия является одной из изучаемых дисциплин (причём она обязательна во всех высших учебных заведениях мира), то в период своего зарождения она выступала как общее название имеющихся знаний. Зарождение философии исследователи относят к середине первого тысячелетия до н.э., когда она стала постепенно вытеснять религиозно-мифологические представления, сквозь призму которых древний человек многие тысячелетия видел себя, природу, весь окружающий мир. В мифологии переплетались реальные знания, древнейшие предания, фантастические представления, перемешанные с религиозными представлениями – ранним политеизмом (многобожием). И, тем не менее, для древних мифология была не только религией со всеми сопутствующими обрядами и ритуалами, но и своеобразной формой знания. Она вносила «ясность» в окружающий человека мир, давала ему уверенность в успехе материально-производственной деятельности. Человек был твердо убежден, что успех будет непременно, если он будет поступать так, как повелевает поступать тот или иной бог (в древних мифах боги имели ограниченную «специализацию»: боги морей, лесов, полей, виноделия, торговли, войны и т.д., а общее число богов приближалось к числу видов деятельности и форм окружающей природы). Для древних мифические силы были таинственными, непредсказуемыми, загадочными, властными, добрыми и коварными одновременно, но постоянно присутствовавшими рядом, а потому способными как помочь, так и навредить. К примеру, для древних греков (а именно их мифология изучена наиболее обстоятельно), в жизни которых большую роль играло мореходство, было важно не только построить устойчивый на морских волнах корабль, но и задобрить владыку морей Посейдона (брата всемогущего Зевса). Его задабривали жертвой; ему отдавалось то, что было дорого самому греку в его земной жизни: первоначально это были самые прекрасные из пленниц, которых живыми сбрасывали с утесов; позже нашли, что владыке морей будет достаточно и упитанного вола. Море, как это известно даже начинающему школьнику, способно принять все то, чей удельный вес тяжелее воды. Лишь после подобного жертвенного ритуала отважный мореход пускался в плавание: жертва богом принята. Посейдон умилостивлен. Миф успокаивал грека, вселял уверенность не только в успехе какого-либо начинания, но и порождал чувство единения с единым материально-божественным миром. Можно сказать, что для древних мифы были такой же жизненной потребностью, как потребность в одежде или пище. В первом тысячелетии до н.э. в результате расширения материально-практической деятельности, роста географических знаний (те же греки имели представление о всём регионе Средиземноморья, а их поселения были в Италии, на Сицилии, в Малой Азии, в Крыму. Мифические Геракл и Ясон плавали по Черному морю, похититель огня Прометей был прикован Зевсом к утёсам Кавказских гор), осваивая новые регионы вне Пелопоннеса (Балканского полуострова), греки столкнулись с новыми народами, верованиями, новой природой, новыми расами, причём многое не укладывалось в традиционные религиозно-мифологические представления о закономерностях бытия. К примеру, древние египтяне, с которыми греки вошли в соприкосновение в VII–VI вв., не имели никакого представления о Зевсе (тогда как грек не начинал ни одного серьёзного разговора без слов «Клянусь всемогущим Зевсом!») и поклонялись целому пантеону своих богов; при этом успешно жили, развивались, имели самую высокую цивилизацию на африканском континенте. Новый мир, новые закономерности, новая духовность, новые верования подтачивали мифологию, заставляли искать иные причины, иные истоки всеобщей закономерности открывающегося мира. Само время, новый уровень общественно-исторической практики потребовали знания мира скрытого, неведомого, но закономерного; частное, эмпирическое знание вещей, предметов у тех же греков уже было (иначе как объяснить монументальные архитектурные сооружения, высокоразвитое сельскохозяйственное производство, ремесла, ткачество и др.). Вызревала задача все объяснить, проникнуть в первоосновы видимого и невидимого миров, уловить неуловимые корни «психеи» (духовный мир человека). Предстояло овладеть мудростью (умением постигать невидимое). Именно мудрость считалась подлинным знанием. В глазах греков приблизившийся к познанию невидимого, не воспринимаемого органами чувств был не просто знающим человеком, а считался мудрецом, философом («филио» – любить, «софиа» – мудрость). Древнегреческие мудрецы пользовались большим уважением в обществе как овладевшие доступным только богам. Следовательно, человек от эмпирического освоения мира через философию начал переходить к его абстрактно-теоретическому осмыслению. Ранние следы зарождения философских представлений о мире мы встречаем в Др. Египте, Др. Китае, Др. Индии, в клинописи вавилонян, но наиболее значительные философские концепции оставили нам философы Др. Греции (VII–IV вв. до н.э.). Этот маленький народ, как выразился К. Маркс, заложил семена всех будущих наук и всех философских теорий. Такая высокая оценка объясняется тем, что древнегреческие мудрецы пытались понять и объяснить всё: богов, космос, человека, человеческую духовность, процесс познания мышления, посмертное бытие. Немало усилий они потратили на то, чтобы понять законы общественной жизни. Как можно видеть, они стихийно подходили к вопросу о противоречивости явлений общественной жизни, пытались вскрыть корни негативных явлений бытия. Теоретические замыслы первых мыслителей древности были грандиозны, их вера в силу человеческого разума была абсолютной, – но здесь мы их можем понять и извинить. Как дети, освоившие углы детской комнаты, полагают, что они уже знают все, так и первые мыслители древности были своего рода детьми человеческой мудрости, открывающими двери мировой цивилизации. В идеях древних мыслителей было много наивного, непозволительного сегодня даже для школьника начальных классов, но это была наивность самой эпохи, однако для того времени гениальная. Деление первой мудрости на «физику» и «метафизику» Как уже говорилось ранее, древние словом «философия» называли всю сумму знаний, будь то сведения о мире чувственном или представления о невидимых первоосновах бытия (будь то духовный мир человека или неведомые пружины природно-чувственного мира). Но период зарождения философского мышления (середина первого тысячелетия до н.э.) назван «осевым временем истории» (определение А. Камю), когда почти единовременно люди от эмпирических знаний стали подниматься к обобщениям, к поискам невидимо-сущего, которое помогло бы понять на основе общих принципов видимые частности бытия. Этот рост запросов сознания совпадает с утверждением в регионах ранних цивилизаций рабовладельческих общественных отношений, резко ускоривших общественное развитие. Совокупным следствием этого перелома явилось то, что усложнялись не только общественные отношения, но одновременно усложнялся и сам человек, его запросы и интересы. Знания становились общепризнанной ценностью, носители «мудрости» пользовались большим авторитетом. Расширялась материально-практическая деятельность, наблюдалось наращивание общественных противоречий, усложнялись сами общественные отношения. Все это требовало объяснения. В «осевое время» рушились традиционные представления о бытии, укладе общественной жизни, о человеке, мифологическая космология. Новый этап активной жизнедеятельности способствовал росту знаний и стремлению к получению знаний. Первыми почувствовали это «мудрецы» Др. Греции. «Очень много должны знать мужи философы» (Гераклит, рубеж VI–V вв. до н.э.). Первые философы пытались объяснить всё, но стихийно чувствовали невозможность реализации подобного замысла. Под влиянием практики они все более убеждались, что мир – это не просто сумма бытия, но также и в том, что каждая форма многокачественна, многогранна, когда анализ одного явления незаметно прокладывает мост к другому. К примеру, даже пытаясь понять, что такое рыба, мысль пойдет дальше: почему она, как живое, дышит водой, а наземные животные в воде погибают? Тогда что же такое воздух? Если он для животных носитель жизни, то почему для той же рыбы он оказывается носителем смерти? Такое спонтанное движение мысли от явления к явлению в психологии зовется ассоциативным мышлением, оно заставляло первых философов знать «очень много». Аристотель, древнегреческий мыслитель рубежа IV–III вв., оказался последним «философом» в устоявшемся в тот период смысле этого слова – он ещё как-то охватил, проанализировал всё, что познали и отразили его предшественники и чем владели его современники. Он вошел в историю развития философской мысли как энциклопедист своего времени, как «самая универсальная голова древности» (Маркс). После смерти Аристотеля его ученики, группируя и приводя в порядок оставленное учителем теоретическое наследие, столкнулись с трудностями его систематизации, поскольку Аристотель действительно писал и высказывался обо всём. Выход из затруднения был найден: та часть наследия, в которой описывались природа, естественные явления различного уровня – начиная от космоса и до описания камней и минералов, была названа «физикой» («физис» по-гречески – природа). Всё, что не вошло в «физику» (и, скажем мы, самое значительное), было названо «метафизикой» (следующее вслед за физикой, стоящее над физикой). Метафизика Аристотеля – это работы о законах и формах мышления, о духовно-душевных явлениях, о принципах поэтического творчества, о правилах риторики (в Др. Греции искусство пользования словом очень высоко ценилось), аристотелевская картина мироздания и др. Это деление изначальной мудрости на два блока теоретического мышления прочно вошло после Аристотеля в практику. Физика и метафизика – это картины двух миров: картина мира видимой природы и её постигаемых закономерностей, получившая позже название естествознания (постижение «естества»), и картина мира невидимого, понять, постичь который можно только путём мыслительных усилий, поскольку в чувственном опыте «метафизический» мир не присутствует. Метафизические вопросы – это те, что сегодня зовутся философскими вопросами. Но, и это будет показано во второй части пособия, определение философии как «метафизики» продержалось в философской

Основы философии. Учебное пособие для студентов нефилософских специальностей. Ю. В. Бабаев Философия читать, Основы философии. Учебное пособие для студентов нефилософских специальностей. Ю. В. Бабаев Философия читать бесплатно, Основы философии. Учебное пособие для студентов нефилософских специальностей. Ю. В. Бабаев Философия читать онлайн