Worksites
Космология, религия и философия
опровергают, имеют такую же цену, как и те, с помощью которых их стремятся доказать. В антропософии речь идет о том, что подступиться к действительности философского содержания можно не с теоретическими размышлениями, но путем выработки такого метода познания, который, с одной стороны, сходен с тем, каким в древние времена была получена философия — а с другой стороны, при полноте сознания так же точен, как математические и естественнонаучные методы новейшего времени. Древний метод был полубессознательным. По сравнению с тем состоянием сознания, в котором находится современный человек, когда он научно мыслит, тому древнему методу было присуще нечто полусноведческое. Это не значит, что он жил в снах, непосредственно заключающих в себе реальное содержание — но в бодрственных снах, которые этим содержанием указывали именно на действительность. И это душевное состояние имеет не абстрактный характер современного представления, а характер образности. Это душевное содержание должно быть снова добыто; но добыто, соответственно современному состоянию развития человечества, в полной сознательности, оно должно быть воспринято в таком же точно состоянии сознания, какое живет в научном мышлении. Антропософское исследование стремится достигнуть этого на первой ступени сверхчувственного познания, в состоянии имагинативного сознания. Оно достигается медитативной работой души, при которой всю полноту силы душевной жизни направляют на легко обозримые представления и в покое задерживаются на них. Если в течение достаточно долгого времени все снова повторять эти опыты, то в конце концов можно заметить, как душа в своем переживании становится свободной от тела. Человек познает, что все мышление обычного сознания есть только отблеск духовной деятельности, которая как таковая остается неосознанной и которая осознается благодаря тому, что она вовлекает в свое течение человеческий физический организм. Все обычное мышление обусловлено отраженной физическим организмом сверхчувственной духовной деятельностью. При этом осознается лишь то, что позволяет осознавать физический организм. Путем медитации духовная деятельность может быть вырвана из физического организма. Тогда душа сверхчувственным образом переживает сверхчувственное. Оно переживается душевно уже не в физическом организме, а в эфирном. Возникает представление, носящее характер образности. В этом представлении мы имеем перед собой образ сил, которые, исходя из сверхчувственного, лежат в основе физического организма как его силы роста, а также как силы, управляющие процессом питания. Мы имеем здесь дело с действительным созерцанием жизненных сил. Это суть ступень имагинативного познания. Таким образом мы живем в эфирном человеческом организме, и нашим собственным эфирным организмом мы живем в эфирном космосе. Между эфирным телом и эфирным космосом нет такой резкой границы в смысле субъективного и объективного, как при физическом размышлении о вещах мира. В имагинативном познании можно пережить философию как содержание действительности; и можно также создать новую философию. К действительной концепции философии можно прийти только при помощи имагинативного познания. Но когда эта философия дана, то она может быть постигнута и понята также и обычным сознанием. Ибо она говорит из имагинативного переживания в таких формах, которые исходят из духовной (эфирной) действительности и содержание действительности которых может быть сопережито затем в восприятии обычным сознанием. Для космологии необходима более высокая познавательная деятельность. Она может быть достигнута, если расширить медитацию. Нужно развить не только интенсивный покой на определенном душевном содержании, но также и вполне сознательное пребывание в лишенном содержания душевном покое, после того как из сознания будет удалено все душевное содержание медитации. Этим достигается то, что в лишенную содержания душевную жизнь изливается духовное содержание космоса. Мы приходим к ступени инспирированного познания. Мы имеем перед собой духовный космос, подобно тому как перед органами чувств — физический. Мы достигаем созерцания в силах космоса того, что духовно происходит в процессе дыхания между человеком и космосом. В явлениях процесса дыхания и в остальных ритмических процессах человека мы находим отображение того, что в духовном существует как астральный человеческий организм. Мы приходим к созерцанию того, как этот последний существует вне земной жизни в духовном космосе и как он через зародышевую жизнь и рождение облекается в физический организм, чтобы в смерти опять оставить его. Благодаря этому познанию можно отличить наследственность, которая суть земное явление, от того, что человек приносит с собой из духовного мира. Так через инспирированное познание мы приходим к космологии, которая может охватить человека в его душевном и духовном бытии. Инспирированные познания образуются в астральном организме. Мы имеем их, когда переживаем вне нашего тела бытие в космосе духа. Но они отражаются в эфирном организме, и в возникающих здесь образах их можно перевести на человеческий язык и соединить с содержанием философии. Так мы получаем космическую философию. Для религиозного познания нужно третье. Нужно погружаться в существ, образно раскрывающихся в инспирированном содержании познания. Этого можно достигнуть, если к ранее охарактеризованной медитации присоединить душевные упражнения воли. Например, можно представлять себе в обратном порядке процессы, протекающие в физическом мире. Тогда волевым процессом, не применяемым в обычном сознании, мы вырываем душевную жизнь из космического внешнего содержания и погружаем душу в тех сущностей, которые открываются в инспирации. Мы достигаем истинной интуиции, совместной жизни с существом духовного мира. Эти переживания отражаются в эфирном, а также в физическом человеке, и дают в этом отражении содержание религиозного сознания. Через это интуитивное познание мы достигаем видения истинной сущности «Я», которая в действительности погружена в мир духа. То, что от этого «Я» существует в обычном сознании, это только слабый отблеск его истинного облика. Благодаря интуиции мы получаем возможность ощутить этот слабый отблеск в единении с божественным миром, к которому он принадлежит по своему истинному облику. И тем самым мы оказываемся в состоянии также узреть, как живет в духовном мире духочеловек, истинное «Я», когда человек бывает погружен в состояние сна. В этом состоянии сна физический и эфирный организм нуждаются в ритмических процессах для своего восстановления. В состоянии бодрствования в этом ритме и в связанных с ним процессах обмена веществ живет «Я». В состоянии сна ритм человека и процессы обмена веществ живут как физический и эфирный организм своей собственной жизнью; а астральный организм и «Я» пребывают в мире духа. В инспирированном и интуитивном познании человек сознательно переносится в этот мир. Он живет в духовном космосе, подобно тому как своими чувствами он живет в физическом космосе. Он может познавательно говорить о содержании религиозного познания. Он может это делать, поскольку то, что пережито им духовно, отражается в физическом и эфирном человеке, и эти отраженные образы могут быть выражены в речи. Выраженные в такой форме, они несут в себе содержание, которое может стать религиозно убедительным человеческой душе в обычном сознании. Таким образом, через имагинативное познание постигается философия, через инспирацию — космология, через интуицию — религиозная жизнь. Кроме уже указанного, к интуиции ведет, например, и следующее душевное переживание. Нужно пытаться воздействовать на жизнь, обычно бессознательно развивающуюся у человека от одного возраста к другому, сознательно развивать в себе привычки, которых ранее не было, или изменять те, которые у нас были. Чем большие усилия необходимы для этого, тем лучше для достижения интуитивного познания. Ибо эти изменения вызывают освобождение волевых сил от физического и эфирного организма. Таким образом мы связываем волю с астральными органами и с истинным обликом «Я», и тем самым сознательно погружаем то и другое в мир духа. Только в современном духовном развитии человечества появилось то, что можно назвать абстрактным мышлением. Человеку более ранних эпох это мышление не было свойственно. Но оно необходимо для развития человеческой свободы, так как оно освобождает мыслительную силу от образной формы. Человек получает возможность мыслить при помощи физического организма. Но такое мышление не коренится в действительности. Оно содержится только в призрачном мире. В этом последнем человек может отображать природные процессы, не внося в эти образы ничего своего. Так получается отображение природы, которое как отображение не может быть чем-то реальным, поскольку сама по себе жизнь в мыслительном отображении суть не действительность, но лишь видимость. И в это призрачное мышление могут быть восприняты также и моральные импульсы, так чтобы они не производили никакого насилия над человеком. Моральные импульсы сами по себе реальны, поскольку исходят из мира духа; но то, как человек переживает их в своем призрачном мире, дает ему возможность свободно руководствоваться или не руководствоваться ими. Сами они не оказывают на него давления ни через его тело, ни через душу. Итак, человечество делает шаг вперед, когда его мышление, которое в древние времена было всецело связано с бессознательным имагинативным, инспиративным и интуитивным познанием и в котором мысли открывались таким же образом, как и сама имагинация, инспирация и интуиция, становится абстрактным мышлением, осуществляемым физическим организмом. В этом мышлении, имеющем лишь призрачную жизнь, поскольку оно является духовной субстанцией, перенесенной в физический мир, человек получает возможность развить объективное познание природы и свою моральную свободу. (Подробности можно найти в моей «Философии свободы» и «Как достигнуть познаний высших миров?», «Теософии», «Тайноведении» и др.) Но для того чтобы прийти к философии, космологии и религии, охватывающим человека, необходимо сознательно — то есть противоположным древнему сновидческому ясновидению образом — вступить в область точного ясновидения в имагинации, инспирации и интуиции. В сфере жизни абстрактных представлений человек достигает полноты своего сознания. В дальнейшем развитии человечества ему предстоит внести полноту сознания в опыт, приобретаемый в духовном мире. В этом и должно в будущем заключаться истинное развитие человечества. ИМАГИНАТИВНЫЙ, ИНСПИРИРОВАННЫЙ И ИНТУИТИВНЫЙ МЕТОДЫ ПОЗНАНИЯ При вступлении в имагинативное познание внутренняя жизнь человека принимает иную, нежели в обычном сознании, форму. Изменяется также и отношение человека к миру. Мы достигаем этого изменения благодаря концентрации всех душевных сил на легко обозримом комплексе представлений. Он должен быть легко обозрим для того, чтобы в медитацию не проникало ничего из бессознательного процесса. В медитации все должно протекать только в пределах душевно-духовного. Кто размышляет над математической проблемой, тот может быть почти уверен, что он остается при этом в области только душевно-духовного. Бессознательные воспоминания представлений, находящихся под воздействием чувств или воли, в этом не участвуют. Так это должно быть и в медитировании. Выбирая для этой цели представление из числа наших восприятий, мы не можем знать, сколько при этом телесного, инстинктивного, бессознательно-душевного вносится в сознание и примешивается при погружении в это представление к душевной деятельности. — Поэтому в качестве содержания медитации лучше всего выбрать нечто такое, относительно чего мы уверены, что оно совершенно ново для души. Если спросить в этом совета у опытного духовного исследователя, он прежде всего будет считаться с этим. Он предложит содержание медитации совершенно простое — такое, по поводу

Космология, религия и философия читать, Космология, религия и философия читать бесплатно, Космология, религия и философия читать онлайн