Worksites
Философия интеллекта реального идеализма. Сергей Алексеевич Кутолин
его форме, если оттуда удалить «грязные подробности». Чехов как беллетрист поразительно точен и отчаянно современен, когда описывает свое путешествие на Сахалин: «Мы... размножали преступников и все это сваливали на тюремных красноносых смотрителей» (Ермилов В. А.П. Чехов. М.: СП, 1954. С. 221), но его художественные произведения носят отпечаток той парадоксально-рефлексивной «размытости», как и полотна К. Моне. Реальность, которая опосредствуется как галлюцинация, есть та форма парадоксально-рефлексивного мышления, которая усиливает психическое восприятие реальности: «В бреду ему кажется, что всем солдатам, всем офицерам и ему самому головы заменили граммофонными пластинками. Вот почему их так легко вести на бойню! Раненый в ярости бьет себя по голове, чтобы сорвать пластинку, и умирает. А старый майор с пафосом произносит над его трупом: „Он умер, как истый венгерец, — с маршем Ракочи на устах!“» (Роллан Р. Соч. М., 1958. Т. 14. С. 401.) Галлюцинация как реальность, как парадоксальность осмысления действительности приближает нас к разгадке тайны дезинформации. В настоящее время категория дезинформации, несомненно, должна быть признана формой инновации, т.е. новообразования, как динамически изменяющаяся функциональная категория общества, в котором политические, гражданские реляции и призывы, как и само образование, перестали быть надежным маяком в морском течении, а значит, можно быть уверенным в том, что социализма у нас не будет. Стало ясно теперь, что слой грустных уродов, не нужных социализму, не ликвидируется в далекую «тишину» и наши сердца в разрушенной груди имеют чувства не общего знамени, а легкими, малосознательными телами птиц, не отягченных законами государства, совершают действия, утешая умерших своими словами и наслаждаясь информацией в действиях, представляющих собой преднамеренный или непреднамеренный обман, т.е. дезинформацию. Все эти ао ммм, рдс, джи мм, все эти лени голубковы и их старшие братья иваны, марии сергеевны и просто марии, с одной стороны, а с другой, колледжи, гимназии и даже университеты и академии, конвертируемые из техникумов и просветучилищ, как это понимает всякий, если не каждый, ничего не смогут дать учащемуся, кроме наслаждения информацией о приведении этих учреждений в действие, усердной беззаветности самих действующих лиц учреждений, кроме предстоящего чувства уменьшения пустоты в карманах. Современное образование в развитии интеллектуальных инноваций — это методы и способы воздействия на сознание учащегося комплекса приемов обучения, т.е. возможности принятия решения из серии ориентировочно реализуемых, но отбраковываемых посредством критического и самостоятельного мышления, т.е. интеллигентности. Тем самым только интеллигентность как таковая по своему существу обладает методологией путем умозаключения как нового знания рассекать поток информации, выделяя из него преднамеренную и непреднамеренную дезинформацию. Какова вероятность того, что вновь возникшие колледжи, гимназии, университеты, академии не есть общества «колюшки» пиквикского клуба, которые на новый заграничный лад предлагают нам то же «пролетарское образование», в котором истина и «кулацкая награбленная кофта» идут в один организованный котел? Вот почему современная методология развития интеллектуальных инноваций, ее содержание и формы в образовании и культуре подготовки современного специалиста должны быть связаны с опознанием блоков дезинформации политического, экономического и образовательного характера. Только интеллектуальная система как система гомеостатическая в своей относительной замкнутости, регуляции, возникновении упорядоченности, организации и самоорганизации способна поставить диагноз информационному потоку на присутствие в нем дезинформации как преднамеренной или непреднамеренной формы формально истинного умозаключения, ведущего к потере реальности, или количества максимально полезной работы, или темпа ее получения. Поскольку гомеостазис интеллектуальной системы и есть способ совершения ею максимально полезной работы, то отсюда следует вывод: только гомеостазис интеллектуальной системы позволяет получать максимально полезную работу, превращение которой в информацию не содержит дезинформации. Как известно [22], такая информация, величина которой тождественна ее максимально полезной работе, называется информацией Винера, тогда как ее статистический аналог, связанный с энтропией, называется информацией Шеннона. И, следовательно, любой вид дезинформации не есть информация Винера, источником дезинформации может служить только информация Шеннона. Существующие методы, например, лингвостатистического анализа литературных текстов [5] в форме соотношений: «смысл –текст», «норма – речь» дают богатый материал для прикладных задач опознания дезинформации, а также служат основанием для диагностики душевных заболеваний. Так закон Пуассона и нормальный закон хорошо описывают распределение служебных слов и словосочетаний, лингвистические единицы, имеющие смысловое содержание, описываются логнормальным распределением лексических единиц, обладающих важным, с точки зрения сюжета текста, значением. Оценивая эвристичность как логарифмическую меру коэффициента принадлежности к тому или иному высказыванию или тексту, содержащему синтаксическую или смысловую информацию, характеризуемую как нечеткое множество, представляется возможным математически описать размытость границ семантических полей, слов, словосочетаний и предложений, акустических признаков фонемы, границ диалектов и говоров, а также эксплицировать парадокс между коллективным и индивидуальным владением языка и тем самым выделить лингвистические события информации как формы дезинформации [32–62]. Дезориентация как часть дезинформации, по-видимому, не может быть опознана лингвостатистическими методами, поскольку форма такого заблуждения касается оценки правильности сложившейся обстановки, в том числе во времени и пространстве. И вот здесь единственно верным ориентиром может служить навык, полученный учащимся в оценке действенности его интеллектуального обучения. Мы уже убедились, что простое призывание к социалистическому порядку есть форма дезориентации и дезорганизации, ибо все равно дальнейшее будет плохо в остужающем вечере природы, а душевное спокойствие жующего скота есть смысл жизни коллективного хозяйства. Вот почему как бы ни было поставлено преподавание естественных наук в школе, мало обучать физике, химии, математике и ботанике, учащемуся следует сказать о философии естествознания, внушая общие идеи о философии и поэзии природы, и не только в точных науках. Именно в этом случае гомеостатический характер природы порождаемой интеллектуальной системы приобретает «защитный полис» против в том числе и политической, и экономической дезориентации. Человеческая жизнь содержит мало радостных моментов, освещающих ум после трудных и терпеливых исканий, которые могут сравниться с внезапным просветлением ума в процессе получаемого интеллектуального обобщения. Вот почему интеллектуальная система способна не из коньюнктурных соображений, а в силу приобретенного «защитного полиса» противостоять административной машине и ее служителям с чистоплотными лицами святых, с выражением равнодушия взирающих на просителя. Улыбка Джоконды, с которой Россия глядит сейчас на своих сыновей и дочерей, призывающих к почитанию подкулацких святителей, эта улыбка — не одно имущественное настроение, это улыбка животного, призывающего не вести себя в СКОРБЬ. Сила дезинформации и дезориентации определяется прежде всего тем, что такая информация выдвигает людей самовластных, любящих править, организующих потому защиту подчинения людей всякой власти, которая, пугаясь интеллигенции, востребует ее ежедневно и ежечасно лишь в качестве огородника, обрабатывающего землю на своих шести сотках. Интеллигент не может заснуть без покоя истины внутри своей жизни, он должен разжечь костер правды, не принимая твердости руководства за силу любви, ликвидируя далекую тишину грядущей дезинформации, подошвой своего языка затанцовывая в землю «измы» дезориентирующих людей сил, и с усердием беззаветности обеспечить нуждающимся теплое место у костра жизни. «В России конца 19 века нарастают апокалиптические настроения, и притом в пессимистической окраске. За чувством наступления конца мира и царства антихриста можно увидеть чувство наступления конца целой исторической эпохи, разрушения старого мира. И это чувство двойственное, печальное и радостное. Русские писатели, наиболее интересные и чуткие, не хотели примириться с тем, что Россия пойдет банальным западным путем ...» — это заявление Н.А. Бердяева (см.: Истоки и смысл русского коммунизма. М.: Наука, 1990) как нельзя лучше характеризует особенности и настроения сегодняшнего времени, но по существу является все той же оценкой особенностей парадоксально-рефлексивного мышления, которое так свойственно нашей интеллигенции с ее взлетами и падениями в области творчества в искусстве, науке, постижения умозаключений в форме идей, информации, умыслов добра и зла. Литература 1. Сергеев В.М. Семиотическая типология знаний // Семиотические модели в управлении. Новосибирск: Наука, 1984. 2. Кутолин С.А., Рябов С.Н. Курс «химии» и семиотические формы сжатия знания // Формы представления знаний и творческое мышление. Новосибирск: ИФиП, 1989. Ч. 2. 3. Ладенко И.С. Семиотические модели и гибридные языки // Семиотические модели в управлении. Новосибирск: Наука, 1984. 4. Семиотика: Сборник. М.: Радуга, 1963. 5. Пиотровский Р.Г., Бектаев К.Б., Пиотровская А.А. Математическая лингвистика. М.: Высш. школа, 1977. 6. Акофф Р., Эмери Ф. О целеустремленных системах. М.: Сов. радио, 1974. 7. Проблемы рефлексии / Под ред. И.С. Ладенко. Новосибирск: Наука, 1987. 8. Кайгородова И.В. Из опыта использования имитационной эвристики при проектировании ЛСУ // Игровое моделирование. Методология и практика / Ред. И.С. Ладенко. Новосибирск: Наука, 1987. 9. Ладенко И.С. Об игровом моделировании организации системных исследований. Новосибирск: Наука, 1987. 10. Новакатикян А.О., Крыжановская В.В. Возрастная работоспособность лиц умственного труда. Киев: Здоровье, 1979. 11. Химия. Моделирование анализа успеваемости лиц умственного труда в процессе обучения. Эвристическая модель творчества (прогноз и оптимизация) / В.В. Козик, С.А. Кутолин, Н.А. Чехонина, Г.С. Третьякова; ТГУ. Томск, 1986. Деп. в НИИ проблем высш. школы 14.04.87, № 555–87. 12. Анализ успеваемости на ЭВМ как пример диалога «учащий–учащийся» в структуре учебной мыследеятельности — рефлексии. Рефлексия рационализации, изобретения, открытия / В.В. Козик, С.А. Кутолин, С.Н. Рябов, Г.С. Третьякова; ТГУ. Томск, 1988. Деп. в НИИ проблем высш. школы 17.05.89, № 873–89. 13. Леонтьев А.Н. Проблемы развития психики. М.: Мысль, 1965. 14. Пиаже Ж., Инельдер Б. Генезис элементарных логических структур. Классификация и сериации. М.: ИЛ, 1963. 15. Чудаков В.Н., Кононенко К.И. Термодинамика процессов информации и мышления. Харьков: ХГУ, 1973. 16. Кутолин С.А. Физико-химические элементы надежности систем. М.: Электроника, 1972. Вып. 7 (325). Сер. микроэлектроника. 17. Ладенко И.С. История науки в свете теории мышления // Вопр. философии. 1964. №1. 18. Ладенко И.С. Формирование теоретического знания в истории математики. Новосибирск, 1989 (Препринт / ИИФиФ СО АН СССР). 19. Тринчер К.С. Биология и информация. Элементы биологической термодинамики. М.: Наука, 1965. 20. Проблемы бесконечности (информация и протяженность) / Г.В. Чефранов; ТРИ. Таганрог, 1980. Деп. в ВИНИТИ, №5279. 21. Зелинский А.Н. Конструктивные принципы древнерусского календаря // Контекст. М., 1978. 22. Кобозев Н.И. Исследование в области термодинамики процессов информации и мышления. М.: МГУ, 1971. 23. Цехмистро И.З. Поиски квантовой концепции физических оснований сознания. Харьков: ХГУ, 1981. 24. Сорокин П.А. Социальная аналитика. Пг.: Колос, 1920. 25. Лосев А.Ф. Соловьев В.С. М.: Мысль, 1983. 26. Флоренский П.А. Столп и утверждение истины: Опыт православной Теодиции. М.: Путь, 1914. 27. Ладенко И.С. Имитационные системы. Новосибирск: Наука, 1981. 28. Ладенко И.С. Интеллектуальные системы в целевом управлении. Новосибирск: Наука, 1987. 29. Ладенко И.С. Интеллект и логика. Красноярск: КрГУ, 1985. 30. Фишер Ирвинг. Покупательная сила денег. М.: НКФ РСФСР, 1926. 31. Амелькин В.В. Дифференциальные уравнения в приложениях. М.: Наука, 1987. 32. Кутолин С.А., Рябов С.Н. Знание и творчество в успехах науки и техники: Методологические основания единства антиномии // Методология и социология науки и техники. Новосибирск: ИИФиФ СО АН СССР, 1990. 33. Горбачев М.С. Пререстройка и новое мышление для нашей страны и для всего мира. М.: Политиздат, 1988. 34. Маркиз де Кюстин А. Николаевская Россия. М.: Политиздат, 1990. 35. Жид Андре. Возвращение из СССР. М.: Политиздат,

интеллекта реального идеализма. Сергей Алексеевич Кутолин Философия читать, интеллекта реального идеализма. Сергей Алексеевич Кутолин Философия читать бесплатно, интеллекта реального идеализма. Сергей Алексеевич Кутолин Философия читать онлайн