Worksites
Философия экзистенциализма
философии Отто Фридрих Больнов исторически  возводит к кризису, потрясшему Германию после Первой мировой войны, ее повторный всплеск — к кризису  после Второй мировой войны; сущностный же исток  экзистенциальной философии, или философии  существования, — в кризисе, потрясающем бытие того или иного отдельного человека. ОСОБЕННОСТИ ПЕРЕВОДА Стратегия перевода философского произведения  сегодня во многом обуславливается ситуацией. Набрасывание «топографии» оригинала в переводе, обнародование  «протоколов» языковой работы, иначе говоря, приведение  оригинального оглавления, серий терминов в тексте,  развертывание детальных примечаний за его пределами, — все это вполне может являться нормой в период активного, наверстывающего упущенное освоения массива  зарубежных источников, в период кристаллизации традиций  русскоязычного философского перевода, в период стремления подтянуться до такого уровня философской культуры, который подразумевает владение философствующим  одновременно несколькими языками. На это наслаиваются черты, укорененные в  специфике самой «Экзистенциальной философии».  С формальной точки зрения данное сочинение можно было бы в целом уподобить некоему сложному,  собранному из конструктора объекту. В качестве деталей такого конструктора выступает ограниченный набор «терминов» (как более или менее традиционных, так и присущих лишь данному тексту (шире: ряду текстов Больнова) слов и  выражений, обладающих статусом философских понятий) и "связок" — устойчивых слов, выражений и фраз  "риторического" характера. Из терминов здесь собираются  отдельные блоки-конструкции, из которых, в свою очередь, при помощи связок — макроконструкции: проводятся  параллели, надстраиваются уровни, концы соединяются с  началами, моменты симметрии сменяются асимметрией и т. д. Во всем этом реализуется логика построения текста,  запечатлевающего внутреннюю логику строения, именуемого "экзистенциальная философия". Четкость и строгость этой логики позволяет сделать заключение, что Отто Фридрих Больнов успешно формализовал» экзистенциальную  философию. И это еще один аргумент в пользу  систематического приведения в переводе оригинальных терминов. Чтение "Экзистенциальной философии" на немецком языке фиксирует, с одной стороны, монотонность и сухость ее текста, с другой стороны, — значительную ясность,  однозначность проводимого им смысла, последнее во многом объясняется сдержанностью терминологической  синонимии, строгостью порядка слов в немецких предложениях. При этом несомненно, что в литературном отношении  сочинение Больнова не является откровением; недостатком же его можно считать некоторую перегруженность  связками, переходящими в откровенные "канцеляризмы». В соприкосновении с русским языком картина меняется. Связки тяжеловесно вздыбливаются, рубленность фраз оборачивается многословностью, единый смысл  предложения нередко начинает "блуждать", понятия стремятся обернуться синонимами (подчас ради одной лишь  благозвучности изложения: в немецком варианте одно и то же слово может повторяться в одном предложении до трех-четырех раз). Отсюда образцом для перевода выступает «золотая середина»: стремление достичь «гладкого»,  «публицистичного» текста при сохранении аскетичности  синонимии, большей части связок. Как уже говорилось выше, «протоколирование»  процесса перевода в настоящем труде осуществляется  посредством двух составов — специальных «Примечаний  переводчика» в конце текста а также приведения  оригинальных терминов по мере его развертывания. В обоих случаях не следует предполагать исчерпывающего и «математичного» характера выборки. Наличие ряда устойчивых  принципов, на основании которых выделяются требующие  особого внимания объекты, в конечном счете оттеняется  неизбежной безусловностью предпочтения интерпретирующего. И все же о принципах: если «Примечания переводчика» представляют собой подборку достаточно пеструю, однако в большинстве случаев саму себя проговаривающую, то мотивы выставления терминов в скобках вполне  компактны и могут быть пояснены. Помимо приоритетного  выделения терминов, отличающихся особой конструктивной значимостью, здесь также выделяются: термины, перевод которых отклоняется от основного варианта их перевода; термины, заимствованные Больновым у других философов и выделенные им посредством кавычек; «каскады» рядом стоящих конструктивно взаимосвязанных однокоренных терминов либо терминов, «разворачивающих» или  «сворачивающих» синонимию; труднопереводимые термины; термины, представляющие собой сложные слова. При этом существительные стандартным образом приводятся в  именительном падеже того числа, в котором были  употреблены в оригинале, глаголы — в неопределенной форме,  причастия же и деепричастия преимущественно возводятся к глаголам, от которых они были образованы. И наконец, последнее. Все встречающиеся в  «Экзистенциальной философии» цитаты были переведены мною самим в процессе работы над основным текстом;  во-первых, из-за того, что раздобыть соответствующие (не  всегда существующие!) русские переводы организационно было бы намного сложнее, чем перевести по ходу дела сами цитаты; во-вторых, цитируемый Больновым  материал, за исключением произведений Хайдеггера и  Рильке, по своему смыслу достаточно прозрачен и, в общем- то, не требует серьезной контекстуальной поддержки в размере поставляющих его произведений, тем более что зачастую он органично вписан в ткань изложения Больнова, В отношении Хайдеггера и Рильке ситуация  несколько иная. Выполненный на фоне перевода  «Экзистенциальной философии» перевод фрагментов «Бытия и времени» Хайдеггера образует стилевую и чуть-чуть  содержательную альтернативу таким недавним попыткам русскоязычной интерпретации этого труда, как перевод восьми параграфов пятой главы первого раздела А. В.  Михайлова и полный перевод В. В. Бибихина (подробнее см. ПРИМЕЧАНИЯ ПЕРЕВОДЧИКА, 27). Что же  касается стихотворений Рильке, то основной причиной,  обусловившей очередную попытку их поэтического перевода, явилась необходимость точной текстуальной состыковки с интерпретациями Больнова, которую не смогли бы  обеспечить никакие из существующих вариантов их  переложения на русский язык. В отношении возможности  прибегнуть здесь к простому подстрочному переводу следует заметить, что, учитывая второстепенную роль рифмы в приводимых Больновым отрывках, такое решение  оказалось бы неудовлетворительным: строки перевода  воспринимались бы стремящимися вторить оригиналу, но при этом нарушающими размер. *** Выносимый сегодня на суд философствующего  читателя труд, конечно же, не есть нечто застывшее. По мере дальнейшего освоения контекстуальных полей, в которые он может быть вписан — творчество Отто Фридриха Больнова, экзистенциальная философия, немецкая философия XX века, философия вообще, — возможен определенный его пересмотр. На этом пути я буду искренно рад любым возможным откликам. С. Э. Никулин ПРЕДИСЛОВИЕ      В 1942 г., когда это сочинение было написано для изданного Николаем Гартманом сборника по систематической философии в Германии[1], экзистенциальная философия казалась вполне завершенным и почти уже забытым делом, чьи итоги следовало суммировать и по возможности сохранить. Тогда еще не было известно, что между тем во Франции под именем экзистенциализма - не только в философии, но также в литературе и вообще в духовной жизни - поднималось новое движение, которое восприняло развитые в немецкой экзистенциальной философии начинания (1) и затем после окончания войны оказало настойчивое обратное воздействие на Германию, вновь разжигая здесь дискуссии, приостановившиеся в силу обстоятельств времени. Однако в этом случае наряду с серьезными философскими задачами оно одновременно несло и новую пищу той модной суете, что воцарялась уже при первых выступлениях экзистенциальной философии. Благодаря образовавшемуся с тех пор значительному временному промежутку, сегодня можно сделать более полный обзор дальнейшего развития внутри немецкой экзистенциальной философии, расширить и изменить ее первоначальный образ с учетом новых выступлений. Сюда относятся не только более поздние сочинения Хайдеггера и Ясперса, в которых у обоих мыслителей можно засвидетельствовать не просто некое незначительное изменение или усовершенствование их воззрений, разнообразные разъяснения и добавки, что обуславливалось бы их первыми работами, но совершенно самостоятельное новое выступление, которое получило свое выражение у Ганса Липпса и для которого уже тогда напрашивалось понятие "второй фазы" экзистенциальной философии[2].  Таким образом, сегодня по отношению к истории экзистенциальной философии возникает задача нового рода: сравнительно представить ее различные формы в их временной и предметной взаимосвязи. Впрочем, здесь не стоит пытаться излагать подобную историю экзистенциальной философии[3]. Она превысила бы рамки труда, претендующего на роль первоначального введения. И эта история, в свою очередь, явилась бы систематическим обобщением имеющейся картины экзистенциальной философии в первой стадии развития (у Хайдеггера и Ясперса в их тогдашних сочинениях), поскольку она, по определению, не подразумевает чего-то избыточного а напротив, остается предметной необходимостью; ибо экзистенциальная философия в ее первой фазе одновременно осуществляется в своей чистейшей форме и сверх того закладывает те прочные основания, на которых выстраивается общее последующее развитие, на которые продолжают ссылаться дальнейшие усовершенствования и преобразования. Поэтому только отсюда и будут понятны все более поздние разработка что же касается начинаний, то они лишь утратили бы ясность, если бы к ним были присоединены более поздние моменты.      В силу вышесказанного данная работа, за немногими изменениями, оказавшимися возможными вследствие образовавшегося с тех пор значительного временного промежутка, выходит в ее прежнем виде. Используемое в разных разделах настоящего изображения экзистенциальной философии, особенно в рассмотрении проблематики смерти, творчество Рильке с тех пор разобрано в отдельном обстоятельном сочинении[4]. При этом возникает возможность плодотворного всестороннего раскрытия материала. Подобно тому как, с одной стороны, тесное родство с экзистенциальной философией здесь позволяет осуществиться иному, доселе, пожалуй, едва ли возможному подходу к духовному миру этого поэта, так и, с другой стороны, свободное поэтическое формотворчество проливает новый свет на экзистенциальную философию и открывает путь свободному, независимому от неизбежной односторонности профессионального языка философии пониманию. В частности, обращение наиболее позднего Рильке (т. е. в период после завершения "Дуинских элегий") (2) к чувству жизнеутверждающей благодарности одновременно набрасывает определенную возможность для преодоления экзистенциальной философии.      Имеющиеся на этот счет критические замечания в конце данного сочинения также остаются сжатыми до небольших предварительных соображение хотя необходимость основательного критического анализа экзистенциальной философии сегодня стала настоятельнее, чем когда-либо. В своих следствиях эта философия в конце концов ввела в такое безысходное положение, что проблема ее преодоления оказывается выдвинутой в центральный пункт современной философской проблематики. Экзистенциальная философия требует своего преодоления, но не такого, которое просто-напросто пыталось бы вновь ее отменить, а такого, при котором полностью сохранялись бы достигнутые в ней усмотрения. Однако для этого требуется более точный взгляд и на общее последующее развитие; ибо то, насколько далеко могут быть преодолены отчетливые в нынешнем виде границы относительно их собственной почвы или в какой мере они требуют принципиально нового подхода, достаточно достоверно можно будет увидеть лишь из сравнительного анализа различных попыток ее дальнейшего развития. На эти вопросы наводят вновь также и собственные усилия автора в завершение данной работы. Я предоставил недавно в самостоятельной форме первую попытку в подобном направлении[5], где подошел к вопросам, связанным с проблемой преодоления экзистенциализма, ближе. Здесь же речь идет исключительно о всеобщих фундаментальных положениях экзистенциальной философии, составляющих основу ее первой стадии и необходимых для понимания ее дальнейшего

Философия экзистенциализма читать, Философия экзистенциализма читать бесплатно, Философия экзистенциализма читать онлайн