Worksites
Древнеарийская философия
понимать как синоним «древнеарийской философии». Изюминка. В настоящей книге упор делается на адекватном применении математики для прямого исследования философских проблем. Подобное актуально, ибо, например, у сионистов используется много математики, зачастую абсолютно ни к месту, а философы любых направлений очень грешат невероятными, неподкреплёнными ничем рассуждениями, закамуфлированными специализированной терминологией. Автор надеется, что ему удалось избежать таких крайностей. Но такое вовсе не означает, что проводимые в настоящей книге его рассуждения не будут строгими. Скорее наоборот, применяемый им метод позволяет утверждать, что именно автору удалось получить подлинно научные результаты в области философии. И они позволят, если не примирить разные философские системы, то представить их как различные аспекты одной и той же общей философской доктрины. В результате, как бы то ни было, но настоящая книга написана в духе подлинной научности. Она отвечает уровню современных стандартов научных публикаций. Впрочем, автор отдаёт себе отчёт в том, что излагаемые в настоящей книге знания необходимо, прежде всего, донести до самых широких масс населения. Как следствие, наряду с максимальной, насколько ему такое удалось, простотой изложения, автор без лишней нужды не особенно стремился проникать вглубь специальных вопросов, особенно частных, ограничиваясь общим описанием ситуации. Широта подхода. В принципе, древнеарийская философия не сводится к упомянутой системе Сефирот. Она намного шире данного сохранившегося осколка научного наследия древних. Особенности изложения. Прежде всего, автору хотелось бы отметить, чего в данной книге нет. А нет в ней детального описания внешних особенностей древнеарийской философии. Всё многообразие её формулировок сведено к доказательству самосозерцающегося Брахмана в общей схеме космогонии, а также принципов кармы и голографичности. Автор поступил так потому, что, с точки зрения естественнонаучной ценности, именно данные положения древнеарийской философии представляют несомненный интерес, а все остальные относятся, в основном, к экзотике внешних расцветок базисной схемы. К тому же, по такой экзотике имеется огромное количество литературы. Автор же желает работать во вполне определённой до сих пор не занятой нише, и не стремится составлять конкуренцию людям, занимающимся описанием внешних проявлений лежащей в основе древнеарийской философии фундаментальной концепции. Цель автора состоит в научном изложении основ древнего наследия предыдущих цивилизаций. Как следствие, настоящая книга представляет собой претензию на единственную неподвижную точку описания принципов древнеарийской философии и основу для дальнейших работ в данной области. С технической точки зрения данный факт приводит к изложению общих принципов древнеарийской философии и демонстрации их работы на важных и интересных примерах. Иначе говоря, автор ориентируется на научную сущность древнеарийской философии, ибо это, как ему кажется, в настоящий момент наиболее актуально. Однако, автор старался не переполнять книгу практическими приложениями, хотя бы для того, чтобы не увеличивать её объём. Насколько такое вообще возможно, особенно для тех, кто впервые знакомится с данной проблематикой, упор делается на попытку привить читателю столь важную для каждого человека культуру рассмотрения любых проблем с точки зрения здравого смысла. По данной причине многие нужные только для приложений результаты не обсуждаются, а физические и математические принципы излагаются в наиболее базисных исходных вариантах, являющихся основой для других подходов. Впрочем, такого вполне достаточно для окончательного сокрушения сионистской науки путём демонстрации изящного, стройного и логически обоснованного разрешения её наиболее известных парадоксов. Прикладные же аспекты древнеарийской философии излагаются в иных работах автора. Интересной является методика в области управленческого учёта2, относительно объяснения основополагающих концепций изданная в известном смысле самодостаточно и автономно от настоящей книги. Логическая структура теории. Логическая структура древнеарийской философии необычна. Её невозможно изложить, не забегая иногда вперёд для опоры на понятия, вводимые и объясняемые в дальнейшем. Можно сказать, что причиной является полное отсутствие исходных постулатов в древнеарийской философии. Доказательство же истинности её базовых положений происходит в круговороте ссылок друг на друга. В таком круговороте всё поддерживает друг друга, пусть даже и не напрямую. И, когда видишь подобное, то начинаешь понимать, что оно не только то, что может быть, но оно и всё, что может быть. Отмеченная структура древнеарийской философии делает её центром универсального знания о Мироздании. Но, несмотря на такое обстоятельство, автор стремился не злоупотреблять раньше времени неопределёнными ещё понятиями, во всяком случае, наиболее сложными. Упомянутое свойство имеет также и то следствие, что высшие ценности, лежащие в основе Мироздания, не выводятся из чего-либо. Но они угадываются при наблюдении за особенностями функционирования окружающего мира. Структура книги. Специфика настоящей книги, разумеется, наложила отпечаток на её структуру. Как следствие, стоит подробно обсудить нюансы подачи и представления в ней материала. Личная ответственность автора. Автор несёт личную ответственность за представленную им в настоящей книге информацию. Самые важные части в его системе аргументации подкрепляются ссылками на использованные источники, в которых схожая или та же проблема обсуждается, если не беспристрастно, то, по крайней мере, достаточно адекватно. Нередко основой критики автора оказываются труды сионистов или представителей сионистской науки, многие из которых сами являются сионистами. Подобный подход, конечно же, усиливает его позицию. Дело в том, что подтверждение позиции древнеарийской философии во враждебных ей источниках является плюсом в пользу приводимой в настоящей книге аргументации. Для усиления эффекта, насколько такое было возможно, в том числе, и для удобства русскоязычного читателя, автор старался использовать русские переводы сионистских источников, сделанные и выпущенные в период разгула перестройки и демократии. Из-за психологического настроя тех лет искажения перевода здесь от первоначального текста были невелики, если вообще были. В дополнение им автор брал и источники патриотической и/или несионистской направленности, а также любые иные адекватные труды, в том числе, и не разделяющие теорию международного еврейского заговора. Критерий их выбора заключался в факте принадлежности к научным публикациям по изложению, структуре, аргументации, подбору фактов и библиографии. Важным признаком отбора была и интеллектуальная честность изложения. Подобные источники в значительной мере содержат в обработанном виде информацию, опираясь на которую, читатель в состоянии адекватно и беспристрастно разобраться в обсуждаемых в настоящей книге вопросах. Конечно же, можно было бы использовать и сами их первоисточники, но автор считает данный подход нецелесообразным. Дело в том, что в подобных первоисточниках нужная информация находится вместе с той, которая в данный момент не нужна. Вдобавок, формат её изложения нередко является сухим и рассчитанным только на узких специалистов. В итоге, работа с такими первоисточниками, зачастую ещё и труднодоступными, для массового читателя, а именно на него и рассчитана настоящая книга, затруднена. Используемые же автором обсуждаемые источники свободны от отмеченных недостатков, и именно поэтому автор и опирается на них в своей аргументации. Впрочем, некоторые первоисточники, в силу своей официальной природы, достаточно известны. Как следствие, их поиск не представляет собой особого труда, и ссылки именно на такие первоисточники имеются в настоящей книге. Источники автор старался цитировать по возможности беспристрастно и без искажения контекста. Конечно же, не всегда ему такое удавалось, особенно, если учесть выборочность цитат, но он прилагал к этому максимум усилий. Однако, во многих ситуациях, особенно при использовании информации из патриотической среды, точного источника указать не было возможности. Нередко такая информация взята не из оригиналов своей первой публикации. Подобный недостаток объясняется ограниченностью возможностей автора. Как крайний случай, автор просто перечисляет нужные ему факты безо всяких ссылок, беря на себя, опять же, полную ответственность за их правдивость, особенно в тех случаях, когда нет ссылок на источники, где такую информацию можно проверить. Собственно говоря, нельзя сказать, что в подобных ситуациях он идёт на авантюру, поскольку косвенно истинность данных фактов подтверждает и та травля со стороны сионистов, которой они подвергаются. Ведь, если бы всё это не заслуживало бы никакого внимания, то чего же его бояться, мало ли у кого какие фантазии приходят в голову? Впрочем, в последнее время под давлением жизненных обстоятельств и тут ситуация меняется. О том, к чему такая тенденция приводит и в чём выражается, будет особенно подробно обсуждаться в заключение настоящего тома. Взаимоотношения с математикой. Наиболее сложные из приведённых доказательств, для чтения которых необходимо знать математику, сведены в приложения. При освоении всего остального материала настоящей книги, в принципе, можно обойтись и без особых экскурсов в точные науки. Следствий данного подхода является полное отсутствие во всём остальном тексте формул и абстрактной символики. Содержащие подобные нюансы цитаты избавляются от них без потери смыслы путём соответствующей словесной замены. Правда, упоминание о том, что подобные действия были осуществлены, не делается. На взгляд автора, для массового читателя всё это является скорее достоинством, чем недостатком. Необходимо отметить, что вынесенные в приложения математические вопросы, обеспечивающие поддержку и обоснование приводимых рассуждений, носят во многом фрагментарный характер. При их написании не ставилась задача полного описания затрагиваемых частных предметов, ибо такое не является целью настоящей книги. Количество томов. Настоящая книга написана в 3 (трёх) томах, причём нумерация её глав идёт сплошным порядком через все тома. Каждый из томов является достаточно замкнутым относительно раскрываемых в нём вопросов. Эпиграфы. В используемых в любом месте настоящей книги эпиграфах автор пытался упоминать сказавших их людей, род их занятий, благодаря которому они стали известны человечеству, а также их национальную принадлежность. Автор также стремился называть и достаточно доступный источник, но как того и требует традиция написания эпиграфов, без выходных данных, где

Древнеарийская философия читать, Древнеарийская философия читать бесплатно, Древнеарийская философия читать онлайн