Worksites
Антология мировой философии. Том 4. Философская и социальная мысль народов СССР XIX в.
личности и субъективного фактора, в подчеркивании исторической неизбежности социализма. Чернышевский сделал гени¬альную попытку создания политической экономии «про-столюдинов», т. е. трудящихся, стремился доказать, что наступление социализма есть неизбежный продукт соци¬ально-экономического развития человечества. Их социа¬лизм был утопией, но был глубоко революционным и де¬мократическим, в нем были отражены мечты и чаяния угнетенного крестьянства. Утверждение в социологии революционной демокра¬ тии принципа историзма послужило исходной точкой для борьбы против провиденциалистских социологических и исторических концепций, которыми были вооружены иде¬ ологи реакции (Погодин, Шевырёв и др.) и которые были в ходу среди славянофилов. Революционные демократы вели наступление на иде-ализм с позиций антропологического материализма и ди¬алектики. Антропологический материализм представляет собой сложное и противоречивое явление. Возникновение в 40-х годах XIX в. антропологического материализма как тече¬ния мировой философской мысли (Фейербах, Герцен, Бе¬линский) означало, что материализм серьезно заявил о возможности решения с его позиций одной из важней¬ших проблем философии — проблемы активной роли че¬ловеческого сознания. Антропологический материализм подготовлял тем самым научное ее решение марксизмом. * В. И. Ленин. Полн, собр. соч., т. 18, стр. 384. 25 Антропологический материализм русской революци¬онной демократии на протяжении десятилетий служил делу революции, был философской основой освободи-тельной борьбы на разночинском ее этапе, противостоял различным течениям идеализма и религиозной схола¬стики. Антропологический материализм с его центральной проблемой — человек, личность — искал и находил кон¬такты с наукой о природе и обществе и, обогащенный в учении Герцена, Белинского, Чернышевского и их сорат¬ников, подготовлял почву для восприятия и победы мар¬ксизма в России. Об этом говорил В. И. Ленин. Совершенно очевидно, что своими крупными успеха¬ми в области философии русские материалисты середины XIX в. были обязаны и естествознанию, и уровню разви¬тия классовой борьбы, и, наконец, тому, что они были сторонниками антропологического материализма, от кото¬рого до диалектического материализма ближе, чем от ма¬териализма механистического и метафизического. Нельзя забывать, что антропологический материализм революционной демократии в России был не простым воспроизведением фейербаховского, а новым этапом его развития. В частности, в творчестве Чернышевского был сделан серьезный шаг в сторону исторического материа¬лизма. Конечно, исторический материализм не есть ре¬зультат простой эволюции антропологизма. Наоборот, возникновение исторического материализма было рево¬люцией в социологии. Однако русским революционным демократам было свойственно стремление перевести уче¬ние о человеке из плоскости биологической в область со¬циальную, стремление подчеркнуть социальную природу личности, ее социально-родовую, исторически детермини¬рованную сущность. Итак, в середине XIX в. происходит серьезный сдвиг в сторону дальнейшего развития философского материа¬лизма и социологии, философского диалектического мето¬да, эстетики и этики. Этот сдвиг был связан с эволюцией страны в сторону укрепления буржуазных отношений. Поскольку эти отношения развивались по так называемо¬му прусскому пути, т. е. посредством сохранения многих пережитков феодализма, постольку, с одной стороны, на протяжении всего XIX в. так и не был до конца решен в буржуазном смысле аграрный вопрос, а следовательно, 26 сохранялась социальная почва для революционно-демо¬кратической, мелкобуржуазной революционной идеологии, с другой — временно тормозилось создание условий для формирования в России социал-демократического, проле¬тарского движения. С этой точки зрения XIX век в Рос¬сии есть период ожесточенной борьбы сил демократии и социализма (утопического — на первом этапе развития) против идеологии и политики помещичье-буржуазного ла¬геря. ? 70—80-х годах XIX в. на первый план выдвинулась деятельность второго поколения революционных де¬мократов в лице революционных народников. Читатель ознакомится с рядом интересных отрывков из сочинений Лаврова, Бакунина, Ткачёва, Л. Мечникова, Кропоткина. В. И. Ленин высоко ценил историческое значение деятельности представителей революционного народниче¬ства, как его практиков, так и теоретиков, хотя это деле¬ние, конечно, весьма условно. И после того как начался период пролетарского освободительного движения, рево¬люционно-демократическая идеология — крестьянский де-мократизм не перестал играть прогрессивной роли. Но коренным образом изменилось место и значение этой идеологии. Идеология, до 90-х годов прошлого века за¬нимавшая первое место среди оппозиционных течений, после соединения рабочего движения с марксизмом и возникновения социал-демократии отходит на второй план. С этого момента крестьянский революционный де¬мократизм становится политическим союзником социал-демократии и имеет^ исторически прогрессивное значе¬ние лишь с этой своей стороны. Поэтому всякие попыт¬ки представить его единственным и главным носите¬лем идей демократии и социализма означали умаление социал-демократии, марксизма, были явлением реак¬ционным. Хотя крупнейшие идеологи народничества не могли в философии удержаться на уровне Чернышевского, де¬лая уступки позитивизму и агностицизму, однако такие его представители, как Лавров и Ткачёв, сумели дать ряд глубоких идей о роли науки, рационального познания, роли рационализма в истории, были яркими критиками религии и идеализма. В их трудах ясно прослеживается тенденция материалистического истолкования позити¬визма, 27 l В то же время в социологии либерального народниче^ ства усиливается субъективизм, что означало шаг назад; от концепций «шестидесятников». Большое значение для понимания философского про¬цесса в России второй половины XIX в. имела теорети¬ческая деятельность замечательной плеяды крупных рус¬ских естествоиспытателей — Сеченова, Менделеева, Тими¬рязева и др. Читатель найдет в книге ряд наиболее ярких страниц из их сочинений, свидетельствующих об их глу¬боком проникновении в философию материализма, в тео¬ретические проблемы естествознания, об их борьбе про¬тив идеализма и мистики. Важной особенностью истории русской материалисти¬ческой философии XIX в. является ее глубокая связь с естествознанием. Последнее служило материализму на¬дежной базой для обоснования своих онтологических и гносеологических принципов, опорой в борьбе против идеалистических теорий. Поэтому русские материалисты прошлого века стремились быть в курсе последних дости¬жений наук о природе и человеке, делали замечательные попытки обобщения результатов достижений естество-испытателей. Вместе с углублением связи философии с естествознанием они заботились о материалистическом воспитании самих ученых. Борьба Белинского, Герцена, Чернышевского, Писарева и других за материализм как единственную научно-философскую теорию сыграла боль¬шую роль (наряду с другими факторами) в утверждении на позициях философского материализма таких крупных ученых, как И. М. Сеченов, Д. И. Менделеев, К. А. Ти-мирязев, и большой группы русских физиков, выступив¬ших и в роли видных мыслителей, противников идеа¬лизма. Наконец, завершается раздел тома, посвященный рус¬ской философии, материалами, характеризующими воззре¬ния ряда крупных представителей идеалистической фило¬софии. Ф. М. Достоевский был сторонником «почвенни¬чества» в русской религиозно-идеалистической философии, которая противостояла философскому материализму школы Чернышевского, революционному движению. Философия Л. Н. Толстого получила всестороннюю оценку в трудах В. И. Ленина. Это была глубоко проти¬воречивая система, отразившая интересы патриархального крестьянства периода от реформы 1861 г. до революции 28 1905—1907 гг., крестьянства протестующего, но не на-шедшего пути к свободе в эпоху утверждения буржуазии в русской экономике. Своеобразной вершиной становления и развития рус¬ского теизма является теософия Вл. Соловьёва. Среди пестрой массы различных оттенков идеалисти¬ческих направлений в России второй половины XIX в. можно выделить позитивизм, представленный К. Кавели¬ным, В. Лесевичем, Е. де Роберти, М. Троицким, Г. Вы¬рубовым, Н. Кареевым и др. Позитивисты были идеали¬стами в философии и реформистами в политике. Под влиянием модного в то время неокантианства часть по¬зитивистов (например, В. Лесевич) все больше скатыва¬лась к махизму. В этом томе представлены фрагменты из сочинений лишь двух представителей помещичье-буржуазного либе¬рализма в философии и социологии — Б. Чичерина и В. Лесевича. Однако это течение было весьма предста¬вительным. Если в 50—60-х годах наиболее крупные его фигуры (К. Кавелин — позитивист, Б. Чичерин — гегель¬янец) противостояли лагерю революционной демократии, то в последующие годы в лице И. Иванюкова, А. Чупрова и других это течение «обогащается» идеями катедер-со-циализма, а в творчестве П. Струве, М. Туган-Баранов-ского и других эволюционирует в сторону «легального марксизма», ставя своей главной задачей борьбу против марксизма, который завоевывал на свою сторону все больше сторонников, обладая притягательностью подлин¬ной научности. * * * Настоящий том «Антологии» посвящен истории фило¬софской и социологической мысли не только русского, но и других народов нашей страны. В нем читатели найдут материалы по истории философии и общественной мысли народов Украины, Молдавии, Белоруссии, Прибалтики, Закавказья, Средней Азии и Казахстана. История философии народов СССР — сравнительно мо¬лодая наука. Хотя философия возникла здесь в глубокой древности и имеет богатые традиции, но ее научная раз¬работка началась, как известно, после Великой Октябрь-29 ской революции, точнее, во второй четверти XX в. Иссле¬дование истории философской и социологической мысли этих народов продолжается. Но уже тот материал, кото¬рый имеется (небольшая часть его представлена в на¬стоящей книге), до конца разоблачает буржуазно-расист¬скую легенду о том, что философия якобы является уде¬лом только нескольких избранных западноевропейских народов. Народы нашей страны имеют богатую историю своей материальной и духовной культуры. Такие прогрессивные мыслители, как Ибн-Сина, Аль-Фараби, Аль-Бируни, Иоанн Петруци, Низами Гянджави, Шота Руставели, Григор Татеваци, Алишер Навои и многие другие, не только сыграли выдающуюся роль в культурной жизни своего народа, но и внесли серьезный вклад в сокровищ¬ницу мировой философской и научной мысли. Философская и общественно-политическая мысль на¬родов СССР, так же как и других народов, в эпоху фео¬дализма носила, как известно, преимущественно религи¬озно-идеалистический характер. Однако под религиозной формой философских, социологических взглядов мысли¬телей той эпохи нередко скрывались прогрессивные идеи, которые были связаны с интересами и потребностями на¬родных масс, направлены против господствовавшей рели¬гиозно-мистической идеологии. Прогрессивные материали-стические тенденции особенно ярко проявляются в миро¬воззрении Давида Анахта, Ибн-Сины, Низами, Омара Хайяма, Сковороды и других мыслителей народов СССР. Однако материалистическое мировоззрение как течение общественной мысли у народов СССР окончательно складывается только в середине и во второй половине XIX в. В исторических судьбах народов России XIX век за-нимает особое место. Колонизаторская политика царского правительства по отношению к национальным меньшин¬ствам играла реакционную роль. Несмотря на это, вхож¬дение нерусских народов в российское многонациональ¬ное государство объективно способствовало экономическо¬му и культурному развитию этих народов. Благодаря соединению этих народов с Россией создавалась возмож¬ность слить освободительную борьбу угнетенных цариз¬мом народов России с революционным движением рус¬ских рабочих против самодержавия, помещиков и капи- 30 талистов, приобщить нерусские народы к достижениям русской и мировой культуры. В зависимости от различия в уровне экономического и социально-политического развития народов СССР про¬цессы формирования их в нации и развитие их нацио¬нальных культур проходили своеобразно и в разные исто-рические'сроки. Но при всем своеобразии экономического, политического и культурного развития каждого из наро¬дов СССР существовали общие исторические предпосылки развития их культуры и общественной мысли. Прогрес-сивная общественно-политическая мысль народов СССР в первой половине и середине XIX в. развивалась прежде всего на почве борьбы трудящихся классов всех нацио¬нальностей против политического и духовного гнета царизма, против социального гнета помещиков и форми¬рующейся крупной буржуазии. Передовая общественно-политическая и философская мысль складывалась и раз¬вивалась в борьбе с господствовавшей реакционной, ре¬лигиозно-мистической идеологией, с либерально-монархи-ческими взглядами. Такова первая, главная историческая предпосылка развития общественно-политической и фило¬софской мысли народов СССР в указанный период. Материалистические идеи в философии, революцион¬ные взгляды на общество, эстетические воззрения пере¬довых мыслителей народов СССР развивались в идейном общении и нередко под непосредственным влиянием пе¬редовых русских ученых и писателей, в особенности дея¬телей российского освободительного движения — сначала дворянских революционеров, а впоследствии революцион¬ных демократов. Вместе с тем мыслители народов СССР внимательно

Антология мировой философии. Том 4. Философская и социальная мысль народов СССР XIX в. Философия читать, Антология мировой философии. Том 4. Философская и социальная мысль народов СССР XIX в. Философия читать бесплатно, Антология мировой философии. Том 4. Философская и социальная мысль народов СССР XIX в. Философия читать онлайн