Worksites
Антология мировой философии. Том 1. Часть 2. Философия древности и средневековья
несоставное называют термином, и о термине в таком смысле я говорил уже в предыду-щей главе. В-третьих, под термином в прямом смысле слова понимают то, что, взятое для обозначения, может быть субъектом или предикатом суждения. И в этом смысле ни глагол, ни союз, ни наречие, ни предлог, ни меж¬дометие не есть термин. Ведь многие имена, а именно синкатегоремы, не термины, ибо они, хотя и могут быть крайними членами суждения, если их брать ма¬териально или непосредственно (materialiter vel simp-liciter) 5, однако если их брать как обозначения (signi¬ficative), то не могут быть таковыми. Поэтому предло¬жение: ««Читает» — это глагол» — вполне подходяще и правильно, если глагол «читает» берут материально; если же его взять как обозначение, то предложение это будет непонятным. Точно так же и относительно таких предложений: ««Все» — это имя», ««Некогда» — это наречие», ««Если» — это союз», ««От» — это пред-лог». Именно так Философ понимает «термин», когда определяет его в первой -книге «Первой аналитики». Однако термином в этом смысле может быть не только несоставное, но и сложенное из двух несостав¬ных частей, то есть из прилагательного и сущестйи-тельного, из причастия и наречия или из предлога с падежом, которого он требует, подобно тому как оно может быть субъектом или предикатом суждения. 903 В самом деле, в суждении «белый человек есть чело¬век» ни «человек», ни «белый» в отдельности не субъект, а субъект — выражение в целом: «Белый че¬ловек». Точно так же в суждении «быстро бегущий есть человек», ни «бегущий», ни «быстро» не субъект, а субъект — выражение в целом: «Быстро бегущий». Следует знать, что термином может быть не только слово в именительном падеже, но и в косвенном паде¬же, так как оно может быть и субъектом, и предика¬том суждения. Однако слово в косвенном, падеже не может быть субъектом по отношению к любому гла¬голу. Ибо неправильно сказать: «Человеку видит осел», но будет правильно сказать: «Человеку принад¬лежит осел». Каким образом и по отношению к ка¬ким глаголам можно ставить субъект в косвенном па-деже, а по отношению к каким нельзя, это вопрос грамматики, которой надлежит рассматривать соедине¬ния слов. О ПОЗНАВАЕМОСТИ БОГА Можно ли одну и ту же по виду или числу теоло¬гическую истину доказать в теологии и в естественном знании (scientia naturalis)? Нет: ибо один и тот же по виду вывод невозможно знать на основании двух родов знания... Против: философия не помогала бы теологии, если бы одна и та же истина не могла бы быть доказана и в естественном знании, и в теологии. Прежде всего определю, что такое знание, а затем отвечу на вопрос. Относительно первого скажу, что естественное зна¬ние понимают двояко: в одном смысле как естествен¬ный или теологический habitus одного лишь вывода, в другом смысле как совокупность всех habitus, имею¬щих определенный порядок в отношении одного вы¬вода независимо от того, относятся ли эти habitus к несоставному или составному. • Что касается второго, то, если предположить, что только та истина будет теологической, которая необхо¬дима для спасения души, я утверждаю, что один и тот же вывод, принадлежащий к виду теологических, нельзя доказать в теологии и в естественном знании, понимаемом в первом смысле. Это объясняется тем, что, сколько имеется различных видов знания, столько и известных выводов. Поэтому, подобно тому как один вывод не может принадлежать к различным видам знания, ибо без необходимости не следует утверждать многое, так один и тот же вывод нельзя доказать в различных видах знания. Но если теологию и есте¬ственное знание понимать во втором смысле, то один вывод не только по виду, но даже и по числу можно доказать в теологии и в естественном знании, если они существуют в одном и том же разуме, например, та¬кие выводы: «Бог мудр», «Бог добр». Я это доказываю, так как это не менее подходяще, чем то, что один и тот же по виду и числу вывод до-казывается propter quid и quia. Последнее возможно, во-первых, потому, что одно и то же по виду и числу действие может быть порождено причинами, при¬надлежащими к разным видам, и, следовательно, хотя средние термины и могут иметь разные смыслы, вы¬вод может иметь один и тот же смысл; во-вторых, по¬тому, что суждение в уме: «Ничто сущее не бесконеч¬но», прямо противоречит суждению: «Нечто беско¬нечно», которое доказывается как в теологии, так и в естественном знании и, следовательно, имеет один и тот же смысл в них обоих. Но против этого: под именем «бог» теолог пони¬мает бесконечное существо, превосходящее бесконеч¬ное множество различных видов вещей; если они су¬ществуют одновременно, то оно превосходит всех их, взятых не только в отдельности, но и вместе. Если со¬гласиться с таким пониманием бога, то его бытие не будет очевидно на основании явлений природы (natu-raliter); следовательно, если понимать бога так, то от-носительно него ничего нельзя доказать с очевид-ностью и на основании явлений природы. Вывод отсюда ясен. Предшествующее доказывается так: то, что нечто бесконечно, очевидно на основании явлений природы, только если исходить из движения и причинных свя¬зей. Но таким образом доказывается лишь то, что существует такое бесконечное, которое лучше любого бесконечного множества вещей, взятых в отдельности, а не то, что оно лучше всех их, вместе взятых; следо¬вательно, и т. д. Далее, средний термин, посредством которого тео¬лог и философ доказывают этот вывод, имеет один и тот же или разный смысл. Если признать первое, то вывод и термины имели бы точно один и тот же смысл и в таком случае их нельзя было бы доказать в раз¬ных видах знания. Если признать второе, то собствен¬ным средним термином особого вывода будет некото¬рая дефиниция или определение, даваемое посредством предикабилий, отвечающих на вопрос: что это? (per praedicabilia in quid). Такое определение имеет раз¬ный смысл в различных видах знания, и, следователь¬но, простое постижение, порожденное этим описанием, будет иметь разный смысл; поэтому вывод, простое постижение которого составляет субъект, будет иметь разный смысл. На первое из этих возражений я отвечаю, что если вывод, имеющий один и тот же смысл, доказать в разных видах знания, то верующий теолог и языче-ский философ не противоречили бы себе относительно суждения: «Бог троичен и един», ибо высказанные суж¬дения, будучи подчиненными знаками, не противоре¬чат друг другу, если только не противоречивы сужде¬ния, производимые в уме. Однако производимые в уме утвердительное и отрицательное суждения первона¬чально не противоречат друг другу, если только они не составлены из понятий, имеющих один и тот же смысл, хотя иногда противоречие может возникнуть из суждений, составленных из понятий, имеющих раз¬ный смысл. Ведь иначе, если бы это было неверно, противоречие могло бы возникнуть в двусмысленных терминах, например: «Каждый пес бежит» и «Некий пес не бежит». Здесь понятия имеют разный смысл: в одном случае имеется в виду лающее животное, а в другом — созвездие, что, несомненно, ложно, ибо противоречие есть противопоставление вещи и имени, не только высказанного, но и содержащегося лишь в уме. Итак, я утверждаю, что некоторые выводы, имею¬щие один и тот же смысл, можно доказать в разных видах знания, а некоторые нельзя. И это частное суждение, а не общее я считаю истинным. Что касается доказательства, то я утверждаю, что, так же как вывод, в котором «быть троичным и еди¬ным» сказывается о любом понятии бога, можно дока¬зать не в разных видах знания, а только в теологии, основанной на вере, так и вывод, в котором субъект составляет понятие бога или «бог», определяемый как нечто лучшее, чем все отличное от него (какой бы предикат ему ни приписывался), можно доказать не в различных видах знания, а только в теологии. По¬этому такие выводы, как «бог благ», «бог мудр» и т. д., если понимать бога в указанном выше смысле, нельзя доказать в различных видах знания. Дело в том, что при таком понимании бога не очевидно на основании явлений природы, что бог есть, о чем приводится дока-зательство; это показано в первой книге «Quodlibeta». И следовательно, при таком понимании бога не оче¬видно на основании явлений природы, что бог благ; Но из этого не следует, что не может быть иного вы¬вода, в котором «благой» и «мудрый» приписываются понятию бога, если мы под богом понимаем нечто та¬кое, совершеннее и первичнее чего нет ничего. Ибо при таком понимании можно показать бытие бога, иначе мы должны были бы идти до бесконечности, если среди сущего не было бы чего-то такого, совер¬шеннее чего нет ничего. Можно доказать и вывод, в котором «благой» приписывается первой причине или любому другому понятию, до которого философ мог бы дойти, исходя из явлений природы. И вывод этот можно обосновать и в теологии, и в естественном знании. Спасибо, что скачали книгу в бесплатной электронной библиотеке http://filosoff.org/ Приятного чтения! http://buckshee.petimer.ru/ Форум Бакши buckshee. Спорт, авто, финансы, недвижимость. Здоровый образ жизни. http://petimer.ru/ Интернет магазин, сайт Интернет магазин одежды Интернет магазин обуви Интернет магазин http://worksites.ru/ Разработка интернет магазинов. Создание корпоративных сайтов. Интеграция, Хостинг. http://dostoevskiyfyodor.ru/ Приятного чтения!

Антология мировой философии. Том 1. Часть 2. древности и средневековья Философия читать, Антология мировой философии. Том 1. Часть 2. древности и средневековья Философия читать бесплатно, Антология мировой философии. Том 1. Часть 2. древности и средневековья Философия читать онлайн