Worksites
Антология мировой философии. Том 1. Часть 1. Философия древности и средневековья
которое на европейском философ¬ском языке обычно передается словосочетанием «ду¬ховный абсолют». Это понятие обычно истолковывается как основа индийского идеализма. Действительно, оно широко использовалось в ряде идеалистических фило-софских систем, да и в религиозных построениях ин- 20 дуизма. Но если иметь в виду Упанишады, то здесь еще нет серьезных оснований для интерпретации Брахмана-атмана только как идеалистического понятия: Брахман-атман нередко отождествляется здесь с той же пищей и названными первоэлементами. Если он и истолковы-вается порой как творческий дух, то чаще мыслится как начало, имманентное самой природе, т. е. пантеистиче-ски. Но вместе с тем Брахман стал важнейшим богом ведического пантеона, которого иногда представляли даже как внеприродного бога-творца. Такого рода неопределенность, многозначность в по-нятии Брахмана-атмана (а мы указали далеко не все его значения), как и колебания Упанишад в определе¬нии подлинной первоосновы сущего, свидетельствуют о происхождении философии из лона мифологии. Мифо-логические образы-представления максимально много-значны, расплывчаты, неопределенны. Философия стре-мится трансформировать эти образы в понятия, но в начале своего пути она долго еще не способна изжить эту расплывчатую многозначность, хотя и значительно уменьшает ее. Такой процесс характеризует развитие и древнеиндийской, и древнекитайской, и древнегрече-ской философской мысли. По словам Маркса, «филосо-фия сначала вырабатывается в пределах религиозной формы сознания и этим, с одной стороны, уничтожает религию как таковую, а с другой стороны, по своему положительному содержанию сама движется еще только в этой идеализированной, переведенной на язык мыслей религиозной сфере» *. В древнекитайской мысли (в книгах «Ицзин», «Гоюй», «Цзочжуань», «Шуцзин» и др.) также сложи-лись довольно устойчивые понятия первооснов и перво-причин всего существующего. Наряду с небом (тянъ) в качестве таковых сформировались понятия ян (свет¬лое, мужское, твердое, горячее, успешное и др.) и инь (темное, женское, мягкое, холодное, неудачное и др.). Эти противоположные друг другу космические силы впоследствии обычно объединялись со стихией ци (воз-дух, эфир). К ним присоединялись также «пять мате- * К. Маркс и Ф. Энгельс. Соч., т. 26, ч. I, стр. 23. 21 риалов»: земля (главный из них, который мыслился, по-видимому, как противоположность неба), вода, огонь, дерево (которое охватывало все растительное) и ме¬талл. Различные вариации этих первооснов встречаются во всей древней и средневековой китайской философии. Возвращаясь к древнегреческой философии, мы кон¬статируем, что она возникает в VI в. до н. э. как ярко индивидуализированное явление, связанное с именами Фалеса, Анаксимандра и Анаксимена — философов так называемой милетской школы — первой философской школы на Западе (хотя и возникла она в Ионии — гре¬ческой колонии на юго-западной оконечности Мало-азийского полуострова). С тех пор греческая филосо¬фия развивалась почти непрерывно. Указанные выше социально-экономические, политические и культурно-идеологические условия определили то, что примерно за четыре столетия со времени появления первых филосо¬фов, писавших на древнегреческом языке, были сфор¬мулированы поразительно глубокие философские идеи и учения, не раз высоко оценивавшиеся классиками марксизма-ленинизма. По словам Энгельса, «в многооб¬разных формах греческой философии уже имеются в зародыше, в процессе возникновения, почти все позд¬нейшие типы мировоззрений» *. Философские идеи, учения и системы античных мыслителей сыграли огром¬ную, определяющую роль в развитии философской куль¬туры народов Средиземноморья, а также всех европей¬ских народов в эпоху средневековья. Современный европейский философский язык в значительной своей части основан на греко-латинской терминологии. Мы используем этот язык и при оценке и интерпретации индийской и китайской философии, имеющих собствен¬ную терминологию. Если прибавить к этому длительные традиции в изучении античной философии в Западной Европе и в России, то следует признать естественным, что в данном томе «Антологии» наибольшее место отве-дено текстам античных мыслителей. При этом, посколь¬ку римская философия в сущности представляла собой только переложение на латинский язык греческих уче- * К. Маркс и Ф. Энгельс. Соч., т. 20, стр. 369. 22 пий и идей, мы не выделяем здесь особого раздела рим¬ской философии, включая некоторых ее представителей в соответствующие направления (школы) античной философии. Как и в странах Древнего Востока, в Древней Гре-ции возникновение философии также не стало бы воз¬можным без понятий, сложившихся на основе производ¬ственного, социального и морального опыта. Сама античность именовала семью мудрецами (мудрец по-гре¬чески софос) тех выдающихся древнегреческих деяте¬лей, которым она приписывала авторство многих изре¬чений, резюмирующих народную мудрость (например: «Познай самого себя», «Ничего через меру»). К числу «семи мудрецов» всегда относили Фалеса и его совре¬менника — известного афинского политического деятеля Солона. Довольно быстрый процесс формирования филосо¬фии в Древней Греции (некоторые историки говорили даже о внезапности ее появления) в значительной сте¬пени объясняется многосторонностью ее связей с на¬укой. Однако необходимо подчеркнуть, что они стали возможны в значительной мере благодаря активному общению древних греков с богатой древнейшей куль¬турой ближневосточных стран, в особенности Древнего Египта и Древней Вавилонии. Ценнейшей составной частью этой культуры были научные знания, прежде всего астрономические и математические, накопленные в течение многих веков египетскими и вавилонскими жрецами. Однако в условиях более динамичных и про¬грессивных социальных порядков Древней Греции эти знания претерпели существенные изменения. Матема¬тические, астрономические и другие истины, открытые в названных странах чисто опытным путем (и связан-ные главным образом с практикой ирригационного сельского хозяйства), служили здесь лишь чисто прак¬тическим целям. В Древней же Греции (в силу сравнительно развитого разделения труда) математика становится доказательной, дедуктивной, теоретической наукой. По имеющимся сведениям, уже Фалес, заим¬ствовавший немало математических и астрономиче¬ских истин у египтян и вавилонян, пытался доказать 23 теорему о делении диаметром круга на две совершенно равные половины и теорему о равенстве вертикальных углов. Появление науки как сферы теоретических интере¬сов выдвигало принцип рационального обоснования. Развитие этого принципа уже в начальный период при¬вело к известному уточнению формировавшихся фило¬софских понятий и тем самым к отделению философии от мифологии. Теперь нам пора напомнить, что само греческое словосочетание «философия» появляется как раз в начальную эпоху ее развития. Первым, кто упо-требил его, был, по-видимому, Пифагор, который, же¬лая подчеркнуть скромность своих притязаний, называл себя не мудрецом (софос), а лишь любителем мудрости, философом. Кстати, именно Пифагору и его школе, су¬ществовавшей до IV в. до н. э. включительно, принад¬лежит особенно большая заслуга в разработке матема¬тики как теоретической дисциплины. Из фрагментов Филолая, одного из ведущих пифагорейцев V в. до н. э., видно, что в этой школе была по существу сформулиро¬вана идея математического естествознания, которая еще не могла быть реализована в античности (хотя и неко-торые ее ученые, жившие, правда, несколькими веками позднее, вставали на путь такой реализации). В связи с этой идеей пифагорейцы ввели термин «космос» (пер¬воначальный смысл этого слова—«украшение»), обо¬значив им мир, толкуемый как огромное организован¬ное и согласованное в действиях всех своих частей еди¬ное целое (гармония этого целого, по убеждению пифагорейцев, имела в своей основе соотношение изве¬стных чисел). В этом смысле космос стал противопо¬ставляться хаосу, толкуемому как нечто беспорядочное и дисгармоничное. Слово «философия» встречается в дальнейшем у Ге¬раклита и других философов, подчеркивавших этим словом свою любовь к истине и стремление к исследо¬ванию ее. Этим словом обозначался тогда весь ком¬плекс научных знаний, ибо в течение длительного исто¬рического периода, по крайней мере до Аристотеля включительно, не было ни наук, отдельных от филосо¬фии, ни философии, отдельной от наук. 24 Предметом формировавшейся древнегреческой фило-софии стала природа в самом широком смысле этого слова. Не случайно подавляющее большинство фило¬софских произведений носило одно и то же название — «О природе». Следовательно, философия выступила в эпоху своего формирования — ив Древней Греции так же, как в Древней Индии и Древнем Китае — прежде всего как натурфилософия (этот латино-гре-ческий термин появился в Европе лишь в конце XVIII в.). Специфически философская постановка вопроса, ко¬торую мы встречаем уже у Фалеса, Анаксимандра и Анаксимена, состоит в стремлении установить то пер¬воначало или первооснову, которые могли бы объяснить все бесконечное многообразие природных явлений. Фа-лес считал таким первоначалом воду, Анаксимен — воз¬дух, Гераклит — огонь, Ксенофан и Парменид, принад¬лежавшие к элейской школе, — землю, т. е. в общем те же казавшиеся в древности далее неразложимыми сти-хии, которые мы находим и в древнеиндийской, и в древнекитайской натурфилософии. Лишь Анаксимандр выдвинул в качестве такого первоначала некую неоп¬ределенную первостихию, которую он обозначил словом «апейрон». Философские воззрения перечисленных раннегрече-ских философов мы характеризуем обычно как наивно-материалистические. И это справедливо, если учесть, что острие их натурфилософии было направлено против продолжавших господствовать религиозно-мифологиче¬ских представлений (многие из них составляли идеоло¬гические устои полисов). Стремясь к чисто рационали¬стическому объяснению природных явлений, все эти философы устраняли олимпийских и прочих богов, ли¬шая их функций управления природой (так, Фалес волнением воды в земных недрах хотел объяснить зем¬летрясения). В наиболее яркой форме эта определяю¬щая материалистическая черта была выражена Герак-литом, один из главных фрагментов которого гласит, что мир не создан никаким богом, а представляет собой вечно живой огонь, мерами возгорающийся и мерами угасающий. 25 Говоря о наивноматериалистических воззрениях ранних философов, мы разумеем особенности взаимоот-ношений их учений с мифологией. Уровень реальных знаний, и в особенности научных знаний, позволил фи-лософии выделиться из мифологии. Но этот в общем очень скромный уровень отнюдь еще не позволял фило-софии встать только на научную основу и полностью изгнать мифологические образы и построения. Весьма характерно, что основным методом раннегреческой на-турфилософии — а это в значительной мере можно утверждать и по отношению ко всей древней натурфи-лософии — оставался метод аналогии между социаль¬ным миром, с одной стороны, и физическим — с другой. В эпоху господства мифологии природа осмысливалась по аналогии с родовой общиной и человеком, почти полностью растворявшимся в ней; теперь же такая ана-логия проводится между полисом и человеком как его полноправным членом и всей остальной природой. В основоположном понятии первоначала (по-гречески архэ) она осмысливается социоморфически (по анало¬гии с обществом) и антропоморфически (по аналогии с человеком). Показательно, что сам этот греческий термин — архэ — происходит от глагола, означающего не только начало во времени, но и начало в смысле управления, власти, начальствования. С этой социомор-фической точки зрения каждому первоначалу как бы принадлежит верховная власть в природе. Царящая в ней необходимость, представление о которой связы¬вается с древней идеей судьбы, осмысливается в мо¬ральных категориях. В ранней греческой философии чаще всего употреблялось в этой связи понятие «спра¬ведливость» (по-гречески дикэ), которая, согласно Анаксимандру, управляет взаимоотношениями природ¬ных вещей, подобно тому как это происходит во взаим¬ных отношениях между членами полиса. Впрочем, аналогия не была в древней натурфилосо-фии только антропосоциоморфической. Непонятные яв-ления природы — метеорологические, астрономические, космические и другие — древние мыслители пытались уяснить посредством аналогии или прямого отождест-вления их с теми явлениями окружающей природы, ко- 26 торые казались им вполне понятными. Древние мысли-тели широко использовали метод простого наблюдения явлений природы, поскольку им почти полностью были неизвестны методы экспериментального их исследова¬ния (ведь производство тогда почти полностью основы¬валось на

Антология мировой философии. Том 1. Часть 1. древности и средневековья Философия читать, Антология мировой философии. Том 1. Часть 1. древности и средневековья Философия читать бесплатно, Антология мировой философии. Том 1. Часть 1. древности и средневековья Философия читать онлайн