Worksites
Актуальные проблемы философии науки. Майя Ивановна Терехина
и остается до сих пор. В правовой науке ответственность и определяется как мера государственного принуждения, когда наличие вины – необходимое онтологическое основание ответственности. Понятие достаточно широко используется и в других науках: этике, философии, психологии, социологии и имеет в них статус категории. Психологи, характеризуя ответственность как личностное свойство, исходят из презумпции социальности, где личность рассматривается как феномен, целиком производный от культуры и социума и практически исключающий возможность нравственной свободы индивида в действиях и формах осмысления происходящего. Как категория этики ответственность отражает степень участия личности и социальных групп, как в их собственном нравственном совершенствовании, так и в совершенствовании общественных отношений и характеризует личность с точки зрения выполнения ею нравственных требований. Ответственность находится в органическом единстве с такими категориями этики, как «долг» и «совесть», но, на наш взгляд, не является рядоположенной с ними, а выступает как интегрирующая категория, поскольку совесть – это прежде всего ответственность перед собой и не всегда ответственность перед другим. Долг же выражает обязанность, продиктованную внешним объективным требованием. Интегрирующая роль ответственности заключается в субъективации долга и объективации совести. Иное звучание проблема ответственности имеет в социальной психологии и социологии, где личность изучается только в контексте группы, и значит, чтобы понять действия личности, нужно анализировать общественные отношения, в которые она вовлечена. Ответственность в этом случае считается важным условием стабильности общественной системы, период же нестабильности выражается в низкой степени воздействия социальных норм на индивида. В социологии выделяются два вида атрибуции ответственности: диффузная или коллективная, когда ответственность распространяется на всех представителей сообщества и является выражением внешнего воздействия на сознание и поведение, и фокусированная – как результат размежевания общества на виновных и невиновных. В философской литературе проблема ответственности также значительно социологизирована. Ответственность рассматривается как часть общественных отношений, а субъектами ее могут выступать и отдельные личности, и исторические общности. Предлагается рассматривать ответственность на двух уровнях: как общественную, в виде системы ответов общества на поведение индивида, и личную, как систему ответов личности на требования общества. В рамках такого подхода ответственность классифицируется и по видам: политическая, правовая, производственная, семейная, моральная и пр. Личность существует и ответственно действует постольку, поскольку она усваивает и воспроизводит в своей деятельности формы отношений, типичные для социума. Исключением можно назвать философскую традицию экзистенциализма, провозглашающую абсолютную, безусловную природу свободы и ответственности. В том же проблемно-смысловом поле находятся и взгляды М. Бахтина, ответственность у которого всегда мотивирована изнутри, но направлена вовне и реализуется в поступке, вне которого ответственность всего лишь «теоретическое долженствование». Разноречивость толкования ответственности обуславливает необходимость выработки нового методологического подхода к проблеме, ведь разрешать острые противоречия в социокультурном пространстве может личность не нормативная и послушная, но свободная и самостоятельная. Данное положение распространяется и на область научной деятельности, разговор об ответственности ученого окажется более основательным при наличии содержательно наполненной дефиниции. Одним из испытанных приемов проникнуть в сущность понятия является семантический и этимологический анализ, который, по мнению Г. Гадамера и многих известных философов, заключается в «выявлении скрытого истока философских слов-понятий, осмыслении самоорганизующейся природы языка, через соотношение заложенного в слове скрытого историко-понятийного фона и его онтологических импликаций» (Гадамер). Для выяснения происхождения слова можно обратиться к богатому арсеналу справочных изданий. Оказывается, само слово «ответственность» появилось в русском языке сравнительно недавно. Даже в словаре Брокгауза и Ефрона есть только слово «ответ» – совокупность средств защиты, которые противопоставляются иску [13, с. 395]. Корень слова, происходящего от латинского «вето» – запрет, определяет и его смысловое значение. В «Толковом словаре русского языка» Д. Ушакова такое слово уже есть и определяется как «положение, при котором лицо, выполняющее какую-либо работу, обязано дать полный отчет в своих действиях и принять на себя вину за могущие возникнуть последствия в исходе порученного дела» [9, с. 903]. В четырехтомном «Словаре русского языка» ответственность обозначена как «необходимость давать отчет в своих действиях и поступках» [10, с. 197]. Здесь уже обнаруживается ключевое для нас понятие «поступок», на наш взгляд, нетождественное любой человеческой деятельности, в том числе и социально значимой. Это действие, мотивированное изнутри и направленное вовне, представляющее собой единство внутреннего мира и жизнедеятельности. Такое действие выводит личность из рамок нормативности и расширяет сферу репрезентативности ответственности. Ответственная личность, таким образом, это человек поступающий, и ответственность не сводится только к внешним регулятивам, но прежде всего выражает внутреннее самоопределение личности и является фундаментальной характеристикой человеческого бытия. Осмысление сущности ответственности приводит к постановке трех важнейших вопросов: – Кто отвечает? – За что отвечает? – Перед кем отвечает? Первый вопрос предполагает выяснение субъекта ответственности. По мнению многих исследователей, ответственность может быть представлена как в индивидуальной, так и в коллективной форме существования и проявления, причем индивидуальная выступает как степень осознания требований общества и активность в их исполнении. По нашему мнению, ответственность должна характеризовать личность не как исполняющую либо не исполняющую общепринятое, но как способную или неспособную принять самостоятельное решение, осуществить выбор одной из альтернатив, руководствуясь внутренней убежденностью, могущей противоречить нормам сообщества. В этом смысле ответственность может быть только индивидуальной. Второй вопрос предполагает определение предмета и пространства выбора. Мы полагаем, что предмет решения должен располагаться в рамках мира личности как той части реальности, которую человек понимает и воспринимает как значимую и ценную и действует в ней свободно. В такой реальности выбор зависит только от самой личности, в ней нет «когнитивного алиби», снисходительности к незнанию. Предмет решения можно представить как процессную взаимосвязь следующих моментов: 1. Познавательного – ответственность за адекватное отражение объективных условий. 2. Аксиологического – ответственность за правильную оценку существующих возможностей и альтернатив деятельности. 3. Рефлексивного – ответственность за адекватную оценку своих возможностей. 4. Инструментального – ответственность за правильный выбор средств и методов реализации цели. 5. Практического – ответственность за цель, воплощенную в практической деятельности. Рамками личностного мира определяется и пространство решений, принимаемых субъектом, и здесь мы неизбежно выходим на проблему свободы, которая в философской традиции издавна считается главной сущностной силой человека. В отличие от классической трактовки (Спиноза – Гегель – Маркс) современные исследователи определяют свободу как имманентную, внутренне присущую потребность человека в самостоятельном выборе и решении. Утвердилась традиция деления свободы на объективную, как предполагающую наличие в самой объективной реальности условий, необходимых для решения задачи, и субъективную как личное внутреннее чувство. Главным элементом структуры является, несомненно, внутренний компонент, причем свобода как личное чувство не детерминируется и витальной основой. Человек может идентифицироваться и с витальностью, и с социальной средой, но он не идентичен им, поскольку сам акт идентификации – это выбор, который может быть и рациональным, и эмоционально-интуитивным. Третий вопрос в логике нашего рассуждения – перед кем или перед чем отвечает человек – предполагает определение инстанции. Думается, что первичную инстанцию следует искать в тех же рамках личностного мира. Эта инстанция – «Я-сам», человек, обладающий совестью. Для личности, свободно осуществляющей свое «Я», эта инстанция первична, но процесс самореализации не будет завершен, не приобретет личностного смысла, если не последует отклик извне, со стороны другого. Необходимость ответа перед другим выражает не столько социальную обусловленность личности, сколько ее социальную направленность. Исходя из сказанного попытаемся сформулировать определение. Ответственность есть внутренняя основа личности, способной осуществить свободный выбор, свободное решение, свободное действие, определитель меру и качество свободы самореализации личности. Можно назвать ответственность и социальным действием. Ответственность как социальное действие – это осмысленная направленность на самоосуществление в способах общения с другими и миром в целом, направленность на реализацию свободно избранного смысла при готовности дать отчет себе и другим за свой выбор. Однако, называя ответственность внутренней основой личности, мы неизбежно подходим к вопросу, который с неизменностью воспроизводится в философии от Ницше до Деррида: «Нравственно ли и ответственно ли было бы действовать в силу обладания чувством долга и ответственности?… не очень нравственно быть нравственным по той причине, что обладаешь нравственным сознанием», – пишет Ж. Деррида [2, с. 279]. И здесь мы разделяем мнение В. Библера, утверждающего, что поступок не имеет однозначной детерминации и нормативной добродетельности. «Это – всегда впервые, мной самим, за себя предопределяемое бытие. Бессмысленно требовать – живи, как Эдип! или поступай, как Гамлет! или борись с ветряными мельницами, как Дон-Кихот! Жизнь в таких образцах, включенная в эти нравственные перипетии не может дать образец истинно доброго поведения» [1, с. 315–316]. Ответственность мы бы назвали скорее актуальной возможностью, т. е. в определенном смысле виртуальностью. Виртуальность понимается как нечто, которое в определенных условиях превратится в наличность, и эта наличность существует в виде постоянной возможности. Это придает ответственности и значение способа самоопределения жизнедеятельности человека в социальном времени и пространстве. Проблема ответственности ученого имеет два аспекта: – внутринаучная, профессиональная ответственность; – внешняя, социальная ответственность. Опираясь на выводы, приведенные ранее, можно выделить следующие нормы и принципы профессиональной ответственности: 1. Личная ответственность за качество и достоверность производимого знания. 2. Личная незаинтересованность, независимость научной истины от личных мотивов и интересов. 3. Обязанность делать общедоступными результаты своей деятельности. 4. Критическое отношение к собственным научным результатам и объективность при оценке чужих результатов. 5. Отказ от соавторства без реального участия в научном исследовании. 6. Недопустимость плагиата в любой форме, обязанность ссылаться на авторов идей. 7. Научная честность, скромность и корректность. 8. Умение и готовность отстаивать свою позицию невзирая на любые авторитеты и конъюнктуру. Эти нормы можно смело назвать своеобразным профессиональным кодексом ученого. Однако важно не только сформулировать и принять кодекс, но и обеспечить его выполнение. В отношении этой проблемы отчетливо выделяются три подхода: 1. Этический, при котором основной акцент делается на воспитании молодого поколения ученых, повышении роли института наставничества, укреплении авторитета научных школ, оздоровлении морального климата в научном мире. 2. Нормативный подход делает упор на построении эффективной системы контроля за качеством научных результатов. Предполагается повышение ответственности редакторов и рецензентов за качество научных публикаций, создание независимых комитетов, обладающих правом экспертной проверки. 3. Социологический подход акцентирует внимание на внешних факторах воздействия – поощрении оригинальных и результативных исследований, зависимости административной карьеры от научных степеней и званий, приоритетное значение внешних способов оценки научной деятельности (количество публикаций, ссылок, индекс цитирования) и т. д. К внешним аспектам ответственности ученого могут быть отнесены нравственная ответственность за социальные и экологические последствия применения научных открытий, недопустимость проведения научных экспериментов, опасных для жизни и здоровья человека. Кроме того, ученый обязан информировать о возможностях применения полученных научных результатов во вред человеку. Научно-технический прогресс необратим, но это не значит, что человек просто должен приспосабливаться к его достижениям и последствиям. Этим особенно обуславливается ответственность ученого, который действуя с осознанием заложенного потенциала, должен предвидеть все нежелательные результаты и открыто оповещать о них и возможностях их минимизации. Проблема ответственности

Актуальные проблемы философии науки. Майя Ивановна Терехина Философия читать, Актуальные проблемы философии науки. Майя Ивановна Терехина Философия читать бесплатно, Актуальные проблемы философии науки. Майя Ивановна Терехина Философия читать онлайн