Worksites
Философия. О. А. Митрошенков
Спасибо, что скачали книгу в бесплатной электронной библиотеке http://filosoff.org/ Приятного чтения! Философия. О. А. Митрошенков. Введение. Любой эпохе, как правило, не хватает мудрости и мужества, чтобы воздать должное философу при его жизни. Люди нередко пытаются приспособить философию к своим практическим потребностям, ищут для нее доступной "приземленной" службы, не догадываясь о ее способности к высшей. Пытаясь держать в руках Философию, они то самоуверенно почитают себя хозяевами ее, направляют, продают за деньги, угождают сильным, то обращают для религиозных, политических и идеологических мимолетных нужд, то, мало что поняв в ней, пренебрежительно отбрасывают якобы за ненадобностью. Философия же не оскверняется этими попытками, не теряет своей значимости, всякий раз и при всяком употреблении отдавая человечеству часть своего тайного внутреннего света. Как заметил В.Виндельбанд, названия имеют свою судьбу, но редкое из них имело судьбу столь странную, как слово "философия". Если обратиться к истории с вопросом о том, что, собственно, есть философия, что думают сами философы о предмете своих занятий, то мы получим самые разнообразные и бесконечно далеко отстоящие друг от друга ответы. Хотя бы потому, что на одно и то же явление (вопросы) могут быть выработаны совершенно различные точки зрения (ответы) в силу особенностей: а) личностей философов; б) используемой методологии; в) употребляемых познавательных приемов. Так что попытка выразить это пестрое многообразие в одной простой формуле была бы делом совершенно безнадежным. Правда, такие попытки предпринимались не раз. При этом старались отвлечься от тех различных определений философии по содержанию, в которых отражается обычное стремление каждого философа положить в основу решения своей задачи накопленный им багаж мнений и точек зрения. Таким путем рассчитывали достигнуть чисто формального определения, которое не находилось бы в зависимости ни от изменчивых воззрений данной эпохи, ни от односторонних личных убеждений, ни от других причин, и потому было бы в состоянии охватить все, что когда-либо называлось философией. Однако как бы при этом ни назвали философию - мудростью, наукой, формой знания или общественного сознания, учением об абсолютном - всегда определение оказывается либо слишком широким, либо слишком узким: всегда в истории найдутся учения, которые носят название философии и, однако же, не подходят под тот или иной из установленных формальных признаков этого понятия. Вообще определенность ответов на смысложизненные для человека вопросы заставляет философию относиться к ним весьма сдержанно. Вопросы, которые формулирует сама философия, подчас глубже ответов, которые она дает. Философ, открывая тайны бытия и времени, один переживает в этот момент всю муку нелегкого формулирования с трудом добытого смысла, ибо только ему известна вся мера его неведения. "Я знаю, что ничего не знаю", - сказал Сократ. Но это же касается определенности ответов и по поводу самой философии. И все же, прежде чем приступить к рассмотрению философских вопросов философскими средствами и по существу, следует попытаться дать ответ на один вопрос, который всякий раз срывается с языка людей, вольно или невольно имеющих дело с философией. Философия существует более двух с половиной тысяч лет. Спрашивается: что сделала она для человечества за это долгое время? Какие блага она ему дает? От каких зол избавляет? Люди связывают со словами "философия" и "философ" чаще всего весьма нелестные представления. Для Фамусова из комедии А.С. Грибоедова "Горя от ума" философствование имеет значение гастрономическое. Судья Тяпкин-Ляпкин из гоголевского "Ревизора", который "своим умом дошел" до решения вопросов о мироздании, есть карикатурный философ. "Я вам не Спиноза какой-нибудь", утверждал один из персонажей А.П. Чехова. У нас любят называть философом того, кто ведет себя не так, как другие. "Прошу не философствовать, а делать", - говорит начальник подчиненному, осмелившемуся возражать. Не случайно Н.А. Бердяев считал, что положение философа "поистине трагично". В самом деле, на протяжении всей истории культуры обнаруживается вражда к философии, причем с самых разнообразных сторон. Конфуций долгое время провел в изгнании и нелегких странствиях. Сократа принудили принять яд. Платон был продан в рабство, и лишь счастливый случай спас его от худшего. Сенека, обвиненный в участии в заговоре, был вынужден покончить самоубийством. Дж. Бруно, преследуемый церковью, после восьмилетнего пребывания в тюрьме сожжен на костре. Т. Мор был обвинен в государственной измене и казнен. Б. Спиноза, изгнанный из религиозной общины и спасаясь от преследований, жил в деревне, занимаясь шлифовкой линз. Вынужден был оставить университет и переселиться в деревню Л. Фейербах. После революции 1917 г. несколько десятков русских философов покинули Россию, не имея возможности жить и творить на родине. Философия - одна из самых незащищенных сторон культуры (как, впрочем, и многие другие). Постоянно подвергается сомнению сама возможность философии, каждый философ вынужден начинать свое дело с защиты философии и оправдания ее возможности и необходимости. Философия не пользуется тем, что называется общественным престижем. Она практически никогда не стремилась к конструированию жестко-императивных познавательных схем мирового развития, предполагающих радикальное изменение общественных форм человеческого бытия. Напротив, ее интерес был направлен скорее на объяснение, расшифровку происходящих изменений с целью обретения человеком устойчивости в меняющемся мире. Истинный философ всегда был далек от того, чтобы выполнять политический заказ. Сделаем одно отступление с помощью художественного образа. "Один мудрец сказал, что "мир есть мысль". Другой сказал прямо противоположное. Третий же ничего не сказал, зато обманул обоих и у одного из них увел жену". Для обыденного сознания есть сильный соблазн считать, что этот последний был хотя и не самым достойным, однако самым умным среди спорщиков - ведь лишь его "точка зрения" единственно имела практические следствия и пользу. Такая позиция имеет много сторонников, но проблема, однако, в том, что вместе с ее принятием утрачивается предмет разговора. Вместе с практической эффективностью исчезает специфическая проблема. Наш мыслитель-прагматик утрачивает нечто персонально-личностное, а с ним и смысл человеческого. Наш "герой" (и его поклонники) лишь думает, что он совершил нечто дельное и самостоятельное в отличие от "празднословия" остальных участников обсуждения. На самом деле он только персонифицировал требования социальной традиции, причем не самого лучшего свойства. Он следовал правилу поведения, установленному определенной организацией общества, и принятым в этом обществе представлениям о смысле жизни, благополучии, практической хватке, допустимых приемах социального действия и т.д. Он не придумал и не совершил ничего оригинального и личностного - это социальная традиция внушила ему, что, обманув доверие, он достигнет жизненного успеха, а то и обретет в итоге уважение и даже власть над простодушными соплеменниками. Традиция тянется из седой древности и здравствует по сей день, несмотря на постоянные грозные запреты религий. Разумеется, официальные идеологии не афишируют подобных законов общежития и неписаных правил совместного проживания. На фасаде общества, государства начертаны письмена о чести и честности, порядке и порядочности. Реальные же правила общежития часто элиминируют моральное и человеческое. Как в литературном примере, человек, который проявил смекалку, на деле часто - разумеется, не всегда! - предпринимает действия, вытравляющие душу, деформирующие человеческое в человеке. Фактически же именно оппоненты и объекты для иронических упражнений и насмешек нашего "умельца" заняты подлинно человеческим делом - пытаются определить смысл жизни и место человека в мироздании. Они совершают чистый акт познания. Другое дело, что одними такими актами нельзя ограничиваться, что и отражается в иронии рассказчика. Итак, что же дала философия человечеству? Как считает B.C. Соловьев, в древнем мире, где личность была подавлена природным началом как чуждою внешнею силою, философия освободила человеческое сознание от исключительного подчинения этой внешности и дала ему внутреннюю опору, открыв для его созерцания и освоения мир духовного, идеального. В христианском мире, где само это духовное царство, идеальное начало, ставшее внешней силой, завладело сознанием и хотело подчинить и подавить его, философия восстала против этой изменившей своей внутренней сущности религиозно-духовной силы, сокрушила ее владычество, освободила и обратилась к собственному существу человека как в его рациональном и иррациональном, так и материальном началах. В этом, собственно, обнаруживаются гуманистическая природа философии, ее человеческое измерение, ориентированность на человека как на главный объект и цель любого философствования, в каких бы формах оно ни проявлялось. На чем основывается эта раскрепощающая деятельность философии? "Мы найдем ее основание в том существеннейшем и коренном свойстве человеческой души, в силу которого она не останавливается ни в каких границах, не мирится ни с каким извне данным определением, ни с каким внешним ей содержанием, так что все блага и блаженства на земле и на небе не имеют для нее никакой цены, если они не ею самой добыты, не составляют ее собственного внутреннего достояния" (B.C. Соловьев). Эта неспособность удовлетвориться извне данным содержанием жизни, это стремление к все большей внутренней полноте бытия и разрушение всех чуждых богов уже содержат в возможности абсолютную полноту и совершенство жизни. Отрицательный процесс сознания есть вместе с тем процесс положительный, поскольку всякий раз, как дух человеческий, разбивая какого-нибудь старого кумира, говорит: это не то, чего я хочу, - он уже этим самым дает некоторое определение того, чего хочет, своего истинного содержания. Эта двойственность критически-разрушительного и творческого составляет сущность философии, как и самого человека, того, чем определяется его достоинство и преимущество перед остальною природой. Так что на вопрос: что дает философия? - B.C. Соловьев предлагает ответ: она делает человека вполне человеком. Философия, сосредоточивая внимание на собственно человеческом в человеке, служит и божественному, и материальному началам в нем, вводя и то, и другое в форму свободной человечности [1]. С термином "философия" у людей нередко соседствует представление о чем-то темном, трудном, смутном, доступном лишь для специалистов. Против этого, пожалуй, нелегко возразить. Сухие лекции множества преподавателей и написанные трудным языком учебники и книги немало способствовали такому представлению. И совершенно справедливо те, с кем разговаривают таким образом о философии, чуждаются ее. Между тем философия, будучи нераздельной с нашим существом, присутствует в жизни каждого человека. Люди философствуют без специального обучения, при каждом диалоге и осмысленном действии, философствуют - хорошо или плохо, но постоянно и неудержимо, независимо от уровня их философского знания. И утверждение о том, что мы все философствуем, не имеет ничего общего с удивлением мольеровского Журдена по поводу того, что он всю жизнь говорил прозой, но только не знал этого. Для Журдена в этом знании никакого проку, кроме удивления, не оказалось. Философия же вносит смысл и человеческое значение во все, куда она входит. Вообще у великих философов всегда существует соотнесенность с изначальным жизненным смыслом. Язык великих понятен, и человек обычный, не философ, без труда может в отвлеченных понятиях узнать их изначальный смысл. И тем

. О. А. Митрошенков Философия читать, . О. А. Митрошенков Философия читать бесплатно, . О. А. Митрошенков Философия читать онлайн